Бумага

    
I. Появление бумаги для печати в России.

    

    
Бумага российского и иностранного производства, использовавшаяся для российских изданий в XVII - XVIII веках.

    
Мастерские-изготовители. "Водяные" знаки.

    Когда в российских типографиях появилась отечественная бумага пригодная для печати? В статье "Филиграни на бумаге Октоиха 1638 года из коллекции старопечатных книг Омской государственной областной научной библиотеки им. А.С. Пушкина" Т.В. Масюк пишет: "По историческим сведениям, в XVII в. Московский Печатный двор использовал бумагу только иностранных фабрик. …в первой половине XVII в. Московский Печатный двор закупал бумагу разных производителей малыми партиями [например, бумагу, маркированную филигранью под общепринятым названием «Страсбургская лилия» («Strasburg lilu»), и филигранью под названием «Герб Страсбурга» («Strasburg bend»)" (См. ссылку http://old.vrubel.ru/museum/rio/masuk.htm) ]. А из статьи А.В. Сиренова "Датировка рукописей по маркировочным знакам бумаги" (см. ссылку: http://www.opentextnn.ru/history/paleography/?id=1084) мы узнаём следующее: мы узнаём следующее:

    "В первой половине XVII в. встречается филигрань Лилия в геральдическом щите под короной. Ее изображение в виде трилистника с опоясывающим кольцом — типично французское.

    С середины XVII в. стала выпускаться немецкая бумага с филигранью Мадонна. В 80 —90-е гг. XVII в. в русских рукописях встречается немецкая филигрань Аламода (другое название — Галантная сцена). Название и сюжет этой филиграни происходят из старинной легенды, популярной в Европе в XVII в. Филигрань изображает кавалера с кубком и даму с цветком или сердцем в руке. Между фигурами иногда изображается дерево или цветок, а на постаменте — надпись «Alle mode papier» или «Almodepapier». По некоторым данным бумага с таким знаком впервые стала производиться в начале XVII в. близ Нюрнберга.

     Изображение медведя в гербовом щите — признак бумаги немецкой или швейцарской.

    Польская бумага представлена множеством знаков, среди которых наиболее часто встречаются гербы городов или родовые гербы и гербовые знаки: Абданк, Глаубич, Годзава, Елита, Лабендзь, Лис, Любич, Наленч, Новина, Одровонж, Остоя, Свенчиц, Слеповрон, Топор, Тэнпа подкова, Ястржембец и др.

    В XVII в. бумажным монополистом становится Голландия, которая еще в XVI в. служила только складом для бумаги, производимой в других странах. В XVII в. бумажное производство в Голландии бурно развивается. Сюжеты голландских филиграней немногочисленны: для 40—80-х гг. XVII в. это в основном Голова шута шести разновидностей, для 80-х гг. XVII — 20-х гг. XVIII вв. — Герб Амстердама, реже — Герб семи провинций и др.

    В XVIII в. на голландской бумаге господствует сюжет Pro Patria («За Родину»), который представляет собой довольно сложную композицию: за символической оградой восседает женская фигура (богиня Афина) с жезлом, а рядом с ней помещено изображение голландского герба (лев с саблей).

    Для второй трети — конца XVII в. сохранились сведения о закупке бумаги для Печатного двора. Бумагу покупали у купцов, по всей видимости, в Москве. Замечательно, что при выборе бумаги учитывались филиграни — в документах встречаются следующие термины: «бумага царева венца» (филигрань Геральдическая лилия в щите под короной), «бумага под травкою» (разновидность филиграни Кувшин, с навершием в виде цветка), «бумага под оловенником» (филигрань Кувшин) и т. п. В литературе высказывались предположения относительно импорта бумаги с востока, через Астрахань, но никаких данных об этом в источниках пока найти не удалось".

    Далее Сиренов пишет: "В XVII в. указания на изготовление бумаги в России встречаем в письменных источниках, а русские филиграни этого времени неизвестны. Так, из документов мы знаем, что в 1655 г. были построены две бумажные мельницы. Одна из них поставлена на территории, отошедшей Российскому государству в ходе русско-польской войны: воевода М. С. Шаховской устроил мельницу в Вильно на реке Виленке. Продукция этой и еще одной мельницы, которая располагалась в пяти верстах от Вильно, поступала в государеву казну.

     Бумагоделательные предприятия существовали и на территории присоединенных в 1654 г. украинских земель. Еще в 1606 г. архимандрит Киево-Печерской лавры Елисей Плетенецкий для лаврской типографии основал в Радомышле бумажную мельницу. Наконец, была построена бумажная мельница и под Москвой. По инициативе патриарха Никона для нужд Печатного двора бумажную мельницу построили на реке Пахре. 5 декабря 1656 г. бумажный мастер Иван Самойлов отвез в Печатный книжный приказ первую продукцию новопостроенной мельницы — 75 стоп «черной» (видимо, плохого качества) бумаги. Неизвестно, удалось ли наладить изготовление высококачественной бумаги, так как мельницу неоднократно затопляло по весне. После очередного затопления в марте 1657 г. ее уже не восстанавливали, и в 1660 г. остатки мельницы были переданы в царскую казну. Пять лет спустя, в 1665 г., арендатором этой мельницы становится голландский бумажник Иоган ван Сведен (ван Шведен), а после его смерти в 1668 г. — его вдова. В начале 70-х гг. XVII в. продукция восстановленной мельницы поступала на Печатный двор и для переписки книг (для этой цели несколько стоп было отправлено в Киево-Печерский монастырь), а в 1681 г. уже использовалась как оберточная бумага. Можно думать, что со временем дела вдовы ван Сведена пришли в упадок, так как в 1687 г. она просила не забирать ее мельницу в казну «безденежно».

     В 1673 г. в Новой немецкой слободе в Москве на реке Яузе была построена еще одна бумажная мельница. С конца 1674 г. она заработала, производимая на ней бумага стала поступать в приказы Новый аптекарский и Владимирский четвертной. В 1675-1676 г. мельница на Яузе передана на оброк иностранцу Еремею Ивановичу Левкену, по некоторым сведениям, племяннику ван Сведена. Н. П. Лихачев полагал, что русские мельницы могли производить бумагу с имитациями западноевропейских филиграней. Действительно, в русских рукописях XVII в. встречается немало филиграней (например, Герб Амстердама) чрезвычайно грубого и искаженного рисунка. Правда, доказать их русское происхождение пока никому не удалось, к тому же и в Западной Европе встречаются сильно искаженные формы филиграней. М. П. Лукичев полагал, что русскую бумагу XVII в. следует искать в делопроизводстве приказов и что когда-нибудь эти поиски увенчаются успехом".

    А в статье, помещённой на сайте «Старая книга» (http://starkniga.narod.ru/Oknig/ak3.html) утверждается, что: "В России бумага с водяными знаками собственного производства впервые была изготовлена в начале XVII века на [той самой] бумажной мельнице Киево-Печерской лавры".

     В отношении же века осьмнадцатого у А.В. Сиренова сомнений нет: "...относительно XVIII в. сомнений быть не может. Известны русские фабрики, имена их владельцев, их продукция и сюжеты русских филиграней этого столетия. В 1704 г. по указу Петра I построили бумажную мельницу в Московском уезде под селом Богородицким, на реке Яузе. Строительство производилось на средства Монастырского приказа. Эта мельница получила название Богородицкого бумажного завода. Есть данные, что с 1708 по 1714 гг. Богородицкий завод произвел 4000 стоп бумаги, в том числе 1134 стопы бумаги низкого качества («картузной и ракетной»). В первые годы существования Петербурга в его окрестностях, в Красном селе на речке Дудоровке, построена бумажная мельница, которая сначала называлась Дудоровской, а потом Красносельской.

    В 1720 г. в Петербурге построена еще одна казенная мельница, на берегу Невы за Галерным мостом, она получила название Петербургской. С 1718 г. Красносельская, а с 1720 г. и Петербургская мельницы производили бумагу для военно-морских целей. Вследствие этого на мельницах работали в основном лица, призванные для военной службы на флоте. Принадлежность к Морскому ведомству отразилась и на сюжетах филиграней. В первой половине 20-х гг. XVIII в. для петербургской бумаги самой распространенной филигранью является якорь различных модификаций. Например, Петербургская мельница выпускала бумагу с гербом российского Адмиралтейства — четыре якоря, соединенные в виде креста. Наряду с этим расширялось производство. За 7 лет пребывания в Морском ведомстве Красносельская мельница увеличила производство от 5000 до 20 000 стоп в год.

    В 1720 г. Петр I издал указ о сборе тряпья у населения Петербурга и Москвы «на дело бумаги». Известно, какое сырье поступало на петербургские мельницы от флота: крашеные и смоляные брезенты, парусные обрезки, мешки, паруса с лодок, матросские койки, обрезки пергамена. Некоторые виды сырья браковались, «понеже портят инструмент» — это белые канаты, пакля и др.

    Документы бумагоделательных фабрик донесли до нас и имена рабочих, трудившихся на этих фабриках. По ним, а также по другим данным можно достаточно подробно восстановить организацию производства бумаги в России. После того как тряпье разрезалось на небольшие лоскутки и перемалывалось в единую массу, «черпальщик» зачерпывал массу формой, «валилщик» снимал с черпальной формы лист бумаги, «прессовщик» снятые полусырые листы прессовал, «выметчик» вывешивал листы для просушки, «сдувальщик» эти листы снимал и прессовал для устранения короблений, «клеильщик» окунал их в клей, «прессовщик» отжимал избыток клея, «вешальщик» вывешивал проклеенные листы сушиться, «сдувальщик» снимал их с веревок после просушки.

    Русские бумагоделатели использовали как западноевропейские сюжеты филиграней, так и отечественные. Наиболее распространенным европейским сюжетом русской бумаги является Pro Patria. Установить русское происхождение бумаги с такой филигранью можно по литерному сопровождению. Например, на фабрике А. Гончарова бумага с филигранью Pro Patria сопровождалась русскими инициалами владельца фабрики: «АГ».

    Бывали и курьезы, когда в изображении этой филиграни вместо льва помещали медведя или орла (т. е. вместо голландского герба — герб Ярославской губернии или Российской Империи), а то и вообще всю композицию воспринимали как корабль в окружении волн. Другим заимствованным из западноевропейских филиграней знаком был Улей. Русские сюжеты филиграней немногочисленны. Это в основном гербы городов, в которых находились бумажные фабрики — Москвы (Георгий Победоносец), Ярославля (медведь), Ростова (олень), Костромы (корабль). Реже встречаются гербы фабрикантов (Северса, Гончаровых и др.)" [см. А.В. Сиренов "Датировка рукописей по маркировочным знакам бумаги" (http://www.opentextnn.ru/history/paleography/?id=1084)].

     Некоторые специалисты утверждают, что: "Первая подлинно русская филигрань - двуглавый орел (герб Российской империи) - появилась на Дудергофской (Верхней Красносельской) фабрике под Петербургом в 1720 году.)

    "В XVIII в. в производстве бумаги применяли всякие новшества. Так, в 1710 г. в г. Невьянске при изготовлении бумаги использовали асбест. С 1718 г. на петербургских мельницах для изготовления маркировочного знака на сетке стали применять не медную, а серебряную проволоку, что позволило достичь в рисунке филиграни большей сложности и изящества.

    ...Собственно, филигрань может иметь две даты: так называемые белую и черную. Белой называется дата, которая присутствует в самом маркировочном знаке и указывает на время изготовления бумаги. …Такие даты в Западной Европе появились в конце XVI в., а в России получили распространение в XVIII —XIX вв. (особенно после указа 1744 г.). На русской бумаге дату не выплетали из проволоки, как остальные элементы филиграни, а вырезали из листа металла и прикрепляли к сетке формы. Поэтому даты на русских филигранях выделяются не светлым контуром, а сплошным светлым силуэтом. Черной называют дату создания рукописи. Она свидетельствует о времени бытования бумаги с данной филигранью. Датировка филиграней с белой датой затруднений не вызывает, так как читается в самой филиграни. Правда, на знаках западноевропейской бумаги такая дата могла указывать не на время изготовления бумаги, а, например, на год получения фабрикантом королевской привилегии и т. п. Для русской бумаги белая дата всегда свидетельствует о времени производства, но иногда его «опережает». Так, известны случаи, когда белая дата указывает на более позднее время, чем дата написанного на такой бумаге документа. По-видимому, на фабриках бумагу могли изготавливать «впрок», маркируя ее следующим, еще не наступившим годом".[см. А.В. Сиренов "Датировка рукописей по маркировочным знакам бумаги" (http://www.opentextnn.ru/history/paleography/?id=1084)].

    В 1778 году Екатерина II издала указ, который обязывал бумажных фабрикантов на всех сортах производимой бумаги помещать филигрань с годом ее выделки "для лучшего распознания добротности бумаги".

    Здесь не лишним будет уточнение (применяемых в то время) обозначений наиболее распространённых форматов бумаги, использовавшейся для печати и порядок маркировки листов:

    "...распространенным большим форматом является формат in folio (отсюда — фолиант) или, по древнерусской терминологии, «в десть». Рукописи этого формата составлялись из тетрадей, а тетради — из сложенных вдвое целых, «дестных» листов. Этот формат по существу представляет собой 1/2 целого листа, поэтому в некоторых описаниях рукописей принято его обозначать 2° в отличие от формата в развернутый лист, который обозначается 1°. В большинстве же случаев оба эти формата обозначают одинаково: 1° или F. В рукописи формата in folio маркировочный знак или контрамарка располагаются в центре листа. Если контрамарка отсутствует, то половина листов рукописи оказывается немаркированной. Это несущественно, так как маркировочный знак обязательно присутствует на второй половине каждого двойного листа тетради. Выявить расположение листов по тетрадям нужно в любом случае, так удается соотнести основной маркировочный знак с его контрамаркой, а также выявить отсутствие контрамарки у знака. Если знак читается на первом листе тетради, то его контрамарка должна располагаться на последнем листе. Знак на второй половине второго листа тетради соответствует знаку на предпоследнем листе этой же тетради и т. д."[А.В. Сиренов "Датировка рукописей по маркировочным знакам бумаги" (http://www.opentextnn.ru/history/paleography/?id=1084)].

    "Следующий формат — in quarto или «в полдесть», «в четверть», «в четь». Он обозначается 4° или Q и представляет собой сложенную вдвое половину целого листа, то есть каждый лист такой рукописи имеет размер в 1/4 целого листа. Маркировочный знак находится у корешка в середине листа. На листе этого формата читается только половина маркировочного знака, другую его половину следует искать на второй части двойного листа, то есть в другой половине тетради. Если у знака нет контрамарки, то половина листов вообще не имеет маркировки. Это затрудняет датировку, так как не маркированными, в отличие от формата in folio, оказываются обе половины двойного листа. Поэтому здесь не исключено присутствие другой бумаги, выявить которую крайне сложно" [Там же].

    "В два раза меньше следующий формат — in octavo или «в осмину», который обозначается соответственно 8° или О. Рукописи такого формата составляются из сложенных вдвое четвертинок целых листов. Если в рукописи формата in quarto исследователь сталкивается с половинами знаков, то в формате in octavo маркировочный знак разделен на четыре части, и на одном листе, в верхнем или нижнем углу у корешка, помещена только 1/4 знака. К тому же некоторые элементы знака «уходят в переплет». В этом случае еще более важно, чем для рукописи in quarto, выявить расположение двойных листов в тетрадях — ведь филигрань приходится буквально собирать из фрагментов".[Там же].

    

Бумага российского и иностранного производства, использовавшаяся для российских изданий в XIX веке.

    "В конце XVIII — начале XIX вв. в бумажную массу добавляли медный купорос, отчего бумага приобретала характерный голубоватый или зеленоватый оттенок. Такую бумагу называли «сахарной». Она встречается в рукописях и печатных изданиях с 80-х гг. XVIII в. до 10-х гг. XIX в. и является надежным датирующим признаком.

    "Несмотря на появление в начале XIX в. машинного отлива бумаги, ручной отлив на большинстве фабрик практиковался вплоть до второй половины XIX в., а в отдельных случаях, для изготовления бумаги особого качества, его применяют и до настоящего времени" [см. А.В. Сиренов "Датировка рукописей по маркировочным знакам бумаги" (http://www.opentextnn.ru/history/paleography/?id=1084)].

    Маркировка бумажного листа с помощью водяных знаков применялась в России до середины XIX века.

    "...началом машинного производства бумаги в России стал 1814 г., когда Петербургский литейный завод приступил к изготовлению машин для казенной Петергофской бумажной фабрики. На этой фабрике, которая была открыта в 1817 г. и являлась образцовой, впервые установлено непрерывно-поточное производство бумаги. Сырьем для него по-прежнему служило тряпье. Правда, уже в начале XIX в. в качестве сырья стали применять рогожу, мочалу и лыко, но только для бумаги низкого качества. Использовать древесину для массового производства бумаги стало возможно лишь после 1847 г., когда был изобретен дефибрер — машина для выработки однородной древесной массы. Уже в 1850 г. дефибрер стал использоваться и в России. Несмотря на это вплоть до отмены крепостного права большинство фабрик не только не применяло древесину, но даже сохраняло ручной отлив бумаги.

    После 1861 г. ситуация заметно меняется. Многие фабрики, на которых использовался труд крепостных крестьян, оказались нерентабельными и закрывались. Повсеместно распространялся поточный метод производства. С листов бумаги исчезла филигрань. Следует иметь в виду, что на некоторых фабриках филигрань изменилась уже в начале XIX в. Так, с 1818 г. на фабрике Экспедиции заготовления государственных бумаг филигрань не нашивалась на бумагоотливочную сетку, а штамповалась на ней. Таким образом, исчезли парные формы, и все филиграни одного сюжета стали столь похожи друг на друга, что применять к ним изложенный выше метод датировки не имеет смысла. На большинстве фабрик, разумеется, это новшество введено не было.

    При машинном отливе бумаги маркировочный знак можно было поставить также специальным штампом, который находился не на сетке, а существовал независимо от нее" [А.В. Сиренов "Датировка рукописей по маркировочным знакам бумаги" (http://www.opentextnn.ru/history/paleography/?id=1084)].

    "В Западной Европе получил распространение так называемый «денди-ролл» — вал с укрепленными на нем штампами. Этот вал вращался над конвейером, по которому бесконечной лентой двигалась бумажная масса, и проставлял оттиски через определенное расстояние. Такая филигрань, а точнее — имитация филиграни, находится на стороне листа, обратной стороне с отпечатком бумагоотливочной сетки.

    В большинстве случаев на произведенной в России с 40 до 90-х гг. XIX в. бумаге машинного отлива филигрань отсутствует. Вместо филиграни на бумаге появляется другой маркировочный знак — штемпель. Это штамп слепого тиснения (т. е. без добавления краски), на котором читаются название фабрики и в некоторых случаях — сорт бумаги или адрес фабрики. На штемпелях встречаются также изображение герба владельца бумажной фабрики или местности, в которой находится фабрика.

    Проникновение штемпеля в Россию можно объяснить подражанием французской и английской бумаге того времени, которая имела широкое хождение на русском рынке и даже считалась бумагой лучшего качества, нежели отечественная. Наиболее часто в России употреблялась английская бумага высшего качества с маркировкой BATH, производимая в Бате с 20-х гг. XIX в., и французская бумага «Marion» и «Laroche Duche le jeune». Часто иностранные штемпели включают изображение короны. Это означает, что фабрикант имел королевскую привилегию на изготовление бумаги. Мода на бумагу со штемпелями в России началась в 40-е гг. и продолжалась до 80-х гг. XIX в." [Там же].

    "Штемпель как фабричная марка бумаги отличался заметным разнообразием вариантов. Так, одно из крупнейших бумажных предприятий России того времени, фабрика Говарда, метила свою продукцию 14-ю различными штемпелями, а Петергофская фабрика — 12-ю штемпелями. Штемпели разных фабрик имели разнообразную форму — овал, прямоугольник или более сложные фигуры, а также разные размеры — от 12 x 9 мм до 16 x 26 мм. При этом технология тиснения штемпеля оставалась всюду единой. Штемпель теснили специальным прессом под сильным давлением в левом верхнем углу листа. Один штемпель ставили на партии из шести листов, поэтому отчетливо рисунок штемпеля читается только на том листе, который был в этой партии первым. Данная особенность штемпелирования бумаги существенно затрудняет ее датировку по штемпелям, так как для этого оказывается пригоден только каждый шестой штемпель. На остальных отпечатках рисунок штемпеля слаборазличим".

    В 90-х гг. XIX в. бумагоделатели возвращаются к филиграни [Там же].

    "…бумагоделатели иногда имитировали филиграни предшествующих эпох. Такая стилизованная под первую половину XVII в. бумага встречается, например, в старообрядческих изданиях XIX в. В XIX —XX вв. было сфабриковано немало подделок древних рукописей. Для их изготовления часто использовалась старая бумага. Известен случай, когда написанная в первой половине XX в. на бумаге XVII в. лицевая рукопись Повести о Петре и Февронии долгое время считалась памятником XVII столетия. Гораздо чаще встречаются подделки, написанные на бумаге XVIII и начала XIX вв. Источником старой бумаги для фальсификаторов служили архивы, где до недавнего времени чистые листы не хранились, а изымались из дел и уничтожались" [Там же].

    
Бумага российского и иностранного производства, использовавшаяся для российских и советских изданий в XX веке.

    "...штемпели не исчезают вплоть до 1917 г. В первые годы советской власти фабрики выпускали бумагу со штемпелями, с которых исчезли имперская эмблематика и фамилия владельца фабрики. В то же время появились советские эмблемы — например, пятиконечная звезда. Не исключено, правда, что на некоторых фабриках в это время еще использовали старые штемпели с именами бывших владельцев" [см. А.В. Сиренов. "Датировка рукописей по маркировочным знакам бумаги"].

    

     Продолжение следует.

    

 



Сайт управляется системой uCoz
Яндекс.Метрика