Из истории Ленинградского общества библиофилов (Л.О.Б.)
(По материалам, опубликованным В.В. Куниным в вступительной статье к факсимильному изданию «Альманаха библиофила» 1929 г. М.: «Книга», 1983)

    Л.О.Б. ... появилось на свет во время вечернего дежурства Э.Ф. Голлербаха ¹) в историко-бытовом отделе Русского музея на Галерной улице (в бывшем доме Бобринского). Сюда к Голлербаху пришли искусствовед и знаток французской литературы В.К. Охочинский, книговед С.А. Мухин, художник E.Д. Белуха. Встреча в музее произошла 5 ноября 1923 года, эту дату и принято считать днем рождения Л.О.Б.

    Сначала библиофилы собирались, то на квартире В.К. Охочинского, то в Детском Селе у Голлербаха, затем, с осени 1924 года, удалось получить пристанище в музее города, находившемся тогда в Аничковом дворце — в одном из залов второго этажа (со стороны Фонтанки). Вскоре по приглашению Всероссийского союза писателей Л.О.Б. перенесло заседания в дом №50 на противоположной стороне Фонтанки. Помещение было сырое и полутемное, но это не мешало ни выставкам, ни долгим прениям по докладам, ни библифильским шуткам. Наконец директор Центральной губернской (позднее областной) библиотеки О.Э. Вольценберг оборудовал для Л.О.Б. «постоянную квартиру» в детском отделе библиотеки (пл. Лассаля).

    Первым председателем Л.О.Б. стал известный петроградский деятель книги и библиографии, директор публичной библиотеки Э.Л. Радлов. Однако вскоре он отошел от практических дел и вместе с А.Н. Бенуа, И.И. Ионовым, Н.П. Лихачевым, А.М. Горьким, C.В. Чехониным и А.Ф. Кони был избран почетным членом Л.О.Б., руководил Э.Ф. Голлербах, затем председательский пост перешел к О.Э. Вольценбергу и наконец к М.Н. Куфаеву. В «Декларации Л.О.Б.» было четко выражено основное содержание деятельности общества: «Грозные потрясения великих революционных дней и полное незнакомство с тем драгоценным материалом, который оказался выброшенным на улицу из разоренных или покинутых книгохранилищ с первых дней Революции, обнаружили необходимость создания организаций, могущих встать на защиту и охрану книжных сокровищ и начать просветительно-воспитательную работу для развития и внедрения в широких массах бережного отношения ко всем произведениям старого и нового типографского искусства» ²). Однако такой подход, осуществляемый буквально, привел бы к некоторому уклону в сторону проблем собственно типографских и оформительских. Так оно поначалу и получилось, тем более, что основателями Л.О.Б. были художники и искусствоведы. Но не прошло года, как Л.О.Б. расширило тематику заседаний и занялось рассмотрением в самых разнообразных аспектах единственной проблемы, которая существует для каждого объединения библиофилов, если оно не желает оторваться от реальности и замкнуться в себе. Эту проблему в самом общем виде можно сформулировать так: «человек и книга». Вот почему возникли на заседаниях Л.О.Б. доклады Шилова, Куфаева, Шибанова, Симони и многих других, помещаемые в «Альманахе» или отмеченные в «Хронике». При этом художественная сторона книги вовсе не была забыта: историки советской книжной графики справедливо отмечают немалую заслугу Л.О.Б. в ее развитии (доклады Голлербаха о работах Е. Белухи, силуэтах Г.И. Нарбута, книжной графике А.Н. Лео и А.Я. Головина; заседание памяти Б.М. Кустодиева и т.п.).

    Многочисленные доклады и сообщения, прозвучавшие в Л.О.Б., тематически, в основном, делятся на такие группы: история, теория и техника книжного искусства; проблемы книгособирательства; библиофилы; книгопродавцы; творчество писателей-библиофилов; достижения художников-иллюстраторов, граверов и литографов; государственные и частные книгохранилища; история отдельных книг и экземпляров. Это отвечало формулировке «Декларации»: «Общество библиофилов не ограничивает свои задачи узкоэстетическими или коллекционерскими интересами, но разрабатывает программу книговедения в широком научно-исследовательском плане, учитывая вместе с тем, ее актуальное производственное значение. Ленинградское общество библиофилов долго искало формы публикаций, которые разнообразно отразили бы его работу. Сначала появилась первая брошюра с «Декларацией» и «Уставом», за ней целый ряд памяток-отчетов об отдельных заседаниях. Затем последовало несколько специальных изданий: «Образ Ахматовой», брошюра С.А. Мухина «Судьба одной библиотеки». В 1931 году была выпущена «Хроника Л.О.Б.», с конспектами докладов и литературой к ним — необычайно интересный тип библиографического издания (к сожалению, оказавшийся единственным опытом, поскольку в сентябре 1931 года Л.О.Б. прекратило самостоятельное существование ³).

    Ввиду материальных затруднений, или по каким-либо другим причинам, C.А. Сильванский в течение 1935 года «поштучно» распродал свою уникальную коллекцию на антикварных аукционах, проводившихся в то время в Москве (см. Е.А. Потапов. С.А. Сильванский-дворянин и коллекционер. Журнал «Дворянский вестник» 1999 №№ 8(63)-9(64).


1) Эрих Федорович Голлербах — искусствовед, писатель; сотрудник различных ленинградских музеев и Государственного издательства. В 1924-1926 гг. — педседатель Л.О.Б.

2) Ленинградское общество библиофилов. Л., 1924, 128 + 1 c., 100 экз. Здесь помещены Декларация и утвержденный Петербургским исполкомом устав общества, а также список его членов.

3) Исчерпывающую библиографию изданий Л.О.Б. см: Сильванский С.А 4). Библиография изданий Л.О.Б. за V лет. Херсон, 1929; продолжение этой работы в журнале «Советский коллекционер», 1929, № 10-12; 1930, № 11. Всего, по данным Сильванского, с грифом Л.О.Б. вышло 64 издания.

4) Сергей Александрович Сильванский (по образованию-юрист) являлся одним из наиболее авторитетных специалистов по «провинциальному» экслибрису России. В Херсоне и других городах ему удалось собрать, коллекцию из 3500 малоизвестных экслибрисов, систематизировать и подробно описать ее в нескольких публикациях. Он участвовал в работе «Л.О.Б.», «Ленинградского общества экслибристов» (ЛОЭ), «Российского общества друзей книги» (РОДК). Является автором книги «Библиотеки старого Херсона» (1929).

 


Сайт управляется системой uCoz
Яндекс.Метрика