К вопросу о собирательстве книг

    У любого человека, решившего в наше бурное время собирать книги, если конечно он не поклонник исключительно новых изданий, вольно или невольно возникает ряд так сказать «сопутствующих» вопросов. Некоторые из них мы хотели бы затронуть в данной статье.

    Первым и основополагающим является вопрос о том, что собственно называется книжным антиквариатом. Об этом рассуждает неизвестный нам автор в заметке «Сколько стоит старая книга или Прощай букинист», опубликованной в журнале «Петербургский книжный вестник» №7 (10) за 1999 год. Приводим текст этой заметки с небольшими сокращениями:

    «Мрачный, больной, унылый образ... Старые люди торгуют старыми книгами. Букинисты, безумные cтрастные книжники, бескорыстные хранители остатков нашей культуры, ваша профессия, и без того нечасто встречаемая, скоро, видимо, и вовсе отойдет в историю. Вечно бедствующие, отовсюду вытесняемые, ваше место займут антиквары — люди куда как более респектабельные и преуспевающие. И не в последнюю очередь причиной тому — президентский Указ «О сохранении культурных ценностей...», изданный 5 лет тому назад, однако серьезные меры по его исполнению почему-то начали приниматься совсем недавно. Тут-то букинистам и пришлось окончательно худо.

    Если изложить суть Указа, вернее, самой основной его части, в общих чертах, то выходит, что отныне антиквариатом (в том числе и книжным) следует считать все, созданное или изданное свыше 50-ти лет назад. Право на торговлю антикварными предметами дает лицензия, отсутствие же таковой делает незаконной деятельность практически любого букинистического магазина, каждый из которых, с точки зрения автора Указа, буквально наводнен так называемым «антиквариатом». Однако следует разобраться в происхождении этого слова: «антик» — суть «древносгь, редкость». Очень большое количество книг, изданных до 1944 г., выходило огромным тиражом, и назвать их «редкостью» довольно сложно. Сюда входят и учебники, и патриотические книги военных лет, и детская литература, то есть, по существу, книжный ширпотреб, однако он, подпадая под определение, автоматически становится антиквариатом, красная цена которому рублей десять, и убирается с глаз долой. Если же, несмотря ни на что, вы оставляете стоять подобного рода книги в торговом зале, то любая комиссия вправе обвинить вас в разбазаривании народного достояния и ославить финансово-политическим преступником. Иными словами, правительство просто обязывает вас купить лицензию, иначе вам нечем будет торговать.

    Тут возникает несколько вопросов. Во-первых, на что направлен Указ и какую цель под собой имеет? Очевидно, была произведена попытка сохранить остатки чудом уцелевших культурных ценностей, которыми некогда славилась наша держава и которые мы так безрассудно и бездарно растратили в советские и перестроечные годы. Частными библиотеками отапливались помещения, маcca литературы погибла во времена расселения коммуналок (люди переезжали стихийно и вынуждены были брать с собой лишь самое необходимое), тонны книг сданы в макулатуру в погоне за заветными талончиками на книги же. Бесконечно много официально продано или нелегально вывезено (и продолжает продаваться и вывозиться) за границу, и поток этот Указ Президента остановить бессилен. На деле же оказывается, что правительство лишает рядового покупателя доступа к старой (но не антикварной) дешевой книге, отнимает возможность комплектаци ретроспективных фондов у большинства библиотек, которые всегда пополнялись в основном за счет букинистических магазинов (а теперь, ввиду отсутствия государственного финансирования, даже это стало им не по карману), и забирает последние деньги у нищенствующих букинистов. Каким образом? Судите сами. Чтобы остаться в живых, магазину необходимо приобрести лицензию. Дело это не тоолько чрезвычайно трудоемкое, но и весьма дорогостоящее. Сама лицензия стоит недешево - 20 МРОТ - сумма для большинства торговцев старой книгой внушительная. Но и дальнейшие сопутствующие мероприятия по перемене статуса требуют значительных финансовых затрат: это и прохождение комиссии СЭС, и установление новой сигнализации, и наем охранников с последующим их содержанием, и т.д.. ...И вот, когда, наконец, пройдя через все мытарства, ваш магазин обретет cтaтyc aнтикварного, и все книжечки, резко взлетев в цене, будут водворены на их законное место, то вы обнаружите, что продать их практически невозможно: истинных ценителей древностей и редкостей они не интересуют, а для прочих покупателей эти книги стали чересчур дороги.

    Возникает еще один вопрос: почему именно теперь, спустя пять лет, доселе никому не мешавшие скромные букинисты сделались бельмом в глазу вышестоящих инстанций? Хоть и жили они все это время под дамокловым мечом угрозы полного исчезновения и едва сводили концы с концами, но торговали себе помаленьку, и даже имели возможность оказывать бескорыстную помощь библиотекам и музеям, не беря за это ни копейки.

    Теперь же, похоже, в связи с грядущими президентскими выборами понадобились официальные источники финансирования, и о книжниках вспомнили как о нетронутых еще денежных резервах. Быть может, гадают букинисты, правительством ведется особая политика, направленная на окончательное уничтожение книжной культуры и установление полного над ней контроля? Во всяком случае, само понятие «антиквариат», по их мнению, требует более точной формулировки и, как следствие, необходим более вдумчивый подход к этому вопросу».

    Возможно автор приведенной нами заметки несколько «сгущает краски», так-как, например, в интернете мы нашли сообщение Государственной налоговой инспекции по г. Москве (со ссылкой на письмо Госналогслужбы России от 10.03.98 № 08-3-9) в котором признаки «книжного» антиквариата определяются следующим образом: «... редкие рукописи и документальные памятники, в том числе инкунабулы и другие издания, представляющие особый исторический, художественный, научный и культурный интерес». Исходя из такой формулировки любой зарубежный детектив, изданный даже 80 лет тому назад, автоматически не может быть признан антикварным изданием. Над этими вопросами мы приглашаем поразмыслить и уважаемых посетителей нашего сайта. «Точность, как нам напоминают в рекламном ролике, никогда не бывает лишней». Это справедливо как для продавца, так и для покупателя «старых» книг. Тем более, что в газете «Из рук в руки» все чаще встречаются объявления: «Продам старинные книги», а потом выясняется, что книги-то изданы в тридцатых годах двадцатого века.

    Не будем забывать и о том, что плодотворная работа законодательной и исполнительной ветвей власти идет в установленном порядке и уже опубликован Указ Президента Российской Федерации от 18.02.2002 № 183 «О внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации по вопросам лицензирования отдельных видов деятельности и признании утратившим силу Указа Президента Российской Федерации от 30 мая 1994 года № 108». Цитируем пункт 2 нового указа: «Признать утратившим силу Указ Президента Российской Федерации от 30 мая 1994 г. № 108 «О реализации предметов антиквариата и создании специально уполномоченного органа государственного контроля по сохранению культурных ценностей...».

    Каким же образом сегодня осуществляется букинистическая торговля? Например, вы спускаетесь в подвал книжного магазина «Москва», на Тверской улице, где расположен букинистический отдел, и первое что бросается в глаза — табличка, смысл надписи на которой состоит в том, что приобретенные вами книги обмену и возврату не подлежат со ссылкой на Постановление Правительства РФ от 06.02.2002 № 81 «О внесении изменений и дополнений в правила продажи отдельных видов товаров и в перечень непродовольственных товаров надлежащего качества не подлежащих возврату или обмену на аналогичный товар». Думается, что ключевыми словами в этом постановлении, применительно к нашему случаю, являются слова «надлежащего качества». Установить (визуально) является ли учебник по арифметике для 3-го класса качественной продукцией еще как-то можно, но попробуем установить будет ли покупаемый вами, например, восьмитомник «Книга тысяча и одной ночи» (издательство «Academia») таким же качественным товаром. Ничего не может быть проще! В душном подвале, где и места, чтобы присесть нет, вы должны проделать следующее: определить наличие добавочного тома-«вкладыша» и его комплектность; проверить все восемь томов на предмет наличия страниц с текстом, текстом и иллюстрациями и иллюстрациями без текста; просмотреть состояние страниц и издательских переплетов, устанавливая есть ли потертости, выпадающие листы, пятна и проч.; рассмотреть в каком состоянии находятся суперобложки и не изготовлена ли какая-нибудь из них заново народными умельцами; не подклеяно ли что-то скрипучим канцелярским клеем. Дальше продолжать? Есть конечно простой, размышляя логически, выход, а именно, получить от продавца заверенную печатью магазина справку о том, что перечисленные выше «нехитрые» манипуляции уже проделаны за вас предупредительными работниками магазина. Но логически рассуждал только мистер Пиквик, нелегкая жизнь которого описана в двухтомнике, изданном в той же «Academia». Так-что целесообразнее купить сначала этот двухтомник.

    От обсуждения отношений между магазином и покупателем теперь хотелось бы перейти к «пронырливым» физическим лицам которые собственно и приносят в букинистический магазин то, чем он потом торгует. Эти лица в многочисленных статьях о книжной торговле называются «дедульками и бабульками, стремящимися подзаработать десятку-другую к скромной своей пенсии». Приезжают на своем «порше» такие «дедулька» и «бабулька» в магазин на Арбате и сдают «на комиссию» 4-х томник генерала А.Д. Нечволодова «Сказания о Русской земле» в издательских переплетах начала XX века (на сумму примерно 150000 руб.). Что же они получат взамен? Квитанцию!

    В большинстве букинистических магазинов Москвы прием книг «на комиссию» производится по испытанной годами схеме. В результате на руках у сдающего остается квитанция образца 1965 года с весьма лаконичной записью: «Нечволодов 4х томн.» или «Ливий 3т.» (имеется в виду «История Рима» Тита Ливия). Обладателю такой квитанции в 60-70-е годы прошедшего столетия опасаться было нечего. В 99 случаях из 100 он, вместе с квитанцией (идея оформления которой принадлежала, очевидно, Захару Загадкину — герою популярной тогда радиопередачи), получал и причитающуюся ему сумму денег за проданные книги. Он мог опустить деньги в карман, а квитанцию-памятник советской юридической мысли — в ближайшую урну. А теперь? При полной ликвидации частного магазина! А что, собственно, вы хотите? Cобственно ничего. Живем как жили и «примуса починяем».

 


Сайт управляется системой uCoz
Яндекс.Метрика