"От Имени и по поручению"

( Калейдоскоп мнений )

    

    
Часть III.

    

    


    

    Да благословит и защитит тебя Господь. Да сияет тебе лик Господа, да будет Он благостен к тебе. Да повернет Господь к тебе лицо Свое и даст тебе мир.

    

    

    
Синайский феномен

    

    История Палестины не совпадает с историей еврейского народа. До появления евреев здесь в глубокой древности жили другие народы, образовавшие целую сеть государственных единиц с относительно высокоразвитой культурой. История еврейского народа связана с Палестиной в продолжении всего около 1400 лет…

    Источник, «Еврейская энциклопедия», том 12, с. 222.

    Печатается по изданию: Б. Кравцов. «Бегство из гетто», Л., Лениздат, 1984, с. 14.

    

    В 14-13 в.в. до н.э. группа еврейских кочевых скотоводческих племен, общественные отношения которых находились в стадии разложения родового строя, проникла с востока Аравийского полуострова на территорию Палестины, частью истребив, частью подчинив местное ханаанское и другое население.

    «Большая советская энциклопедия» (2-е издание), том 15, с. 377.

    

    … в период вступления "ибри" на историческую арену они представляли собой продукт скрещения арабов, ассириян и вавилонян с арамейцами и хеттами….

    ……Советский историк А. Ранович отмечает, что вторгшиеся в древнюю Палестину захватчики «частью погибли, частью растворились в местном населении, частью включили в свои союзы местные и пришлые племена». То есть в древней Палестине, на стыке континентов, на перекрестке многих путей, в районе активных миграций населения разных регионов, продолжалось после вторжения "ибри" в Палестину смешение древних племен, народностей и различных рас.

    А.З. Романенко. «О классовой сущности сионизма: Историографический обзор литературы». Ленинград, Лениздат, 1986, с. 75-76.

    

    … "иври»" – так назывались люди, утратившие общественные связи и обреченные на бродяжничество; отсюда современное "еврей".

    И.Ш. Шифман. «Ветхий завет и его мир», с. 23.

    

    …само имя должно было выражать отличие от народов… По форме это название – название народа, потому, что коль скоро появились народы, то и потомки Авраама стали как бы народом в том же роду, не будучи таковыми по внутреннему существу; однако понятие, вполне отвечающее, конгруэнтное постоянному употреблению названия по контрасту с народами, возникает лишь тогда, когда его выводят из соответствующего глагола, а этот глагол означает не просто "переходить" (например, через реку), и "проходить" каким-то местом или местностью, он вообще значит "проходить мимо". "Авраам еврей" - это значит принадлежащий к проходящим мимо, не связанным с постоянным местожительством, к кочевникам и сам праотец в Ханаане "земле странствования отца своего", постоянно именуется чужеземцем, ибо тот, кто не пребывает нигде, повсюду остается чужеземцем, странником.

    Михаил Устинов. «Роковой вопрос». Журнал «Наш Современник» 1993, № 4, с. 173-174.

    

    "Иври" - в буквальном переводе означает "пришелец с той стороны", и еврейская традиция толкует это как "пришелец из-за реки Евфрат".

    "Эвер", "иври" - очень близкие созвучия, не отсюда ли глубинный смысл этого слова…? Как известно у Ноя было три сына: Сим, Хам и Яфет. От Сима пошли семиты, и правнуком Сима был Эвер, сильный своей верой в Единого Творца Вселенной. Поэтому-то, возможно, и потомок Эвера, последователь веры Эвера в единого Бога, называется "иври" - еврей.

    Феликс Кандель. "Кто мы?". Журнал "Вестник еврейской культуры" (ВЕК), №1, 1989 (март-апрель). Издан латвийским молодежным рекламно-информационным агенством "Инфа", с. 33.

    

    Израиль и израильтяне были всегда названиями, к которым прибегала иудейская традиция, чтобы определить "избранный богом народ", памятуя о временах единой монархии. Напротив того, евреями соседние народы называли племена налетчиков – бедуинов, обосновавшихся по ту сторону Иордана.

    Амброджо Донини. «У истоков христианства». М., Издательство политической литературы, 1989, с. 33.

    

    Мы именуем иудеев жидами, а не евреями, как их часто называют многие русские писатели новейшего времени и делаем это потому, что Евер, предок Авраама, считается родоначальником многих семитских племен, в том числе и арабов. Иудеи же происходят от потомков Иуды, почему на всех европейских языках для них и имеются названия, происходящие от слова Иуда: юде – по-немецки; джю – по-английски; жюйф – по-французски; жид – по-польски и так далее…

    Александр Нечволодов. «Сказания о русской земле». Часть III. СПб., Государственная типография, 1913, с. 187.

    

    …религиозный деятель и культуролог Р.Х. Перис …говорит о том, что в ветхозаветную эпоху пути миграции древних евреев были сложными и многие общины рассеялись в различных регионах Африки, смешавшись с местными племенами и дав начало берберам, эфиопам и ряду других народов.

    А.М. Карминский. «Что такое черная теология?» в сборнике «Атеистические чтения» № 13. М., Политиздат, 1984, с. 42.

    

    Древнейшая историческая личность, с которой связан… миф о рождении, - Саргон из Аккада, основатель Вавилона ( около 2800 г. до Р.Х.). Здесь нам как раз небезынтересно воспроизвести приписываемый ему самому рассказ:

    «Я – Саргон, могучий царь, царь Аккада. Моя мать была жрицей, своего отца я не знал, тогда как брат отца обитал в горах. В своём городе Ацупирани, расположенном на берегу Евфрата, мать, жрица, забеременела мной. Втайне родила она меня. Она положила меня в корзину из камыша, обмазала её каменной смолой и опустила меня в большую реку, не поглотившую меня. Река принесла меня к Акки. Акки, водонос, как собственного сына воспитал он меня. Акки, водонос, своим садовником сделал он меня. Во время моей службы садовником Иштар полюбила меня, я стал царём и 45 лет царствую я».

    З. Фрейд. «Человек по имени Моисей и монотеистическая религия», с. 7-8.

    

    …Библейская традиция говорит о том, что он (Моисей) был воспитан египтянами и что дочь фараона усыновила его. В этом предании нет ничего невероятного. У Рамзеса был большой гарем; известно, что одну из царевен звали Бент-Анат. Это семитическое имя, и, возможно мать ее была родом из Палестины. Поэтому она вполне могла принять участие в судьбе еврейского мальчика.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 308.

    

    …Несомненно одно: по своему воспитанию Моисей был связан с Египтом.

    Там же, на той же странице.

    

    …Спорно даже и само существование Моисея. Учёный раввин Эмиль Гирш писал в свое время: "Вам говорят, что Моисея никогда не было. Согласен. И если мне говорят, что египетские события – миф, то я тоже не стану спорить: это действительно мифология".

    Дуглас Рид. «Спор о Сионе», с. 11. (Книга «Спор о Сионе» была закончена автором в 1956 году. Впервые опубликована около 1976 года. Русский перевод был осуществлен в 1986 году. Место издания составителю неизвестно).

    [Далее: Дуглас Рид. «Спор о Сионе», с указ. стр.].

    

    Однажды [примерно в 1235 году до н.э.] среди израильтян распространился слух о неизвестных агитаторах, которые появлялись то на стройках, то среди поселенцев Гесема, призывая народ покинуть "Дом рабства" и идти в пустыню поклониться Богу Авраама, Богу отцов. Люди эти принадлежали к левитам – израильскому племени, тесно связанному с египтянами; у многих из них были египетские имена. Египетским было и имя их вождя Месу или Моисея, который и внешне был похож на египтянина (см. сноску 1).

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 305.

    

    Примечатеьно, что имя этого вождя Моисей (Мозес) было египетским. Это имя – простое египетское слово "mose", означающее "ребенок" и являющееся сокращением более полной формы имени, как, например, Амон-мозе, т.е. Амон-сын, или Птах-мозе – Птах-сын, имена которых, в свою очередь,- сокращения более длинных фраз: Амон (даровал) ребёнка или Птах (даровал) ребёнка. Вскоре слово "сын" стало удобной заменой более длинных полных имен, а форма имени "мозе" нередко обнаруживается на египетских памятниках. Наверное отец Моисея дал своему сыну имя, соединенное с именами Птаха или Амона, а в повседневной жизни имя бога мало-помалу отпало пока мальчика не стали звать просто "Мозе" (буква "с" на конце имени Мозес возникла из греческого перевода Ветхого завета.

    Д.Н. Брестед. «История Египта».

    (Цит. по:) З. Фрейд. «Человек по имени Моисей и монотеистическая религия», с. 4.

    

    К величайшим загадкам еврейской древности относится происхождение левитов. Их выводят из одного из двенадцати племен Израиля, из племени Левия, но ни одно предание не решилось указать, где первоначально обитало это племя или какая часть завоёванной земли Ханаан им досталась. Они занимали важнейшие жреческие должности, но всё же отличались от жрецов, левит не обязательно становился жрецом; это не название касты. Наше предположение о личности Моисея наводит на объяснение. Маловероятно, что такой важный господин, как египтянин Моисей отправился к чуждому ему народу без сопровождения. Конечно же, он взял с собой свиту, ближайших приверженцев, писцов, свою челядь. По первоначалу это и были левиты. Утверждение предания, что Моисей был левитом, кажется явным искажением фактического положения: левиты – это люди Моисея.

     З. Фрейд. «Человек по имени Моисей и монотеистическая религия», с. 41-42.

    

    …О Моисее и его сподвижниках ходили самые противоречивые слухи. Его самого считали волшебником, некоторые утверждали впоследствии, что он египетский жрец, отставленный от должности…

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 307.

    

    …Манефон, египетский жрец, которому мы обязаны самыми точными, относительно египетских династий, сведениями, подтверждёнными ныне надписями на памятниках, - Манефон утверждает, что Моисей был жрецом Озириса. Страбон, сведения которого идут из того же источника, т.е. от египетских жрецов, подтверждает то же самое. Египетские источники имеют в этом случае больше ценности, чем еврейские, ибо для жрецов Египта не было не малейшего интереса сообщать грекам или римлянам, что Моисей принадлежал к их среде, тогда как для национального самолюбия евреев было естественно сделать из основателя своей национальной истории человека своей собственной крови…

    …Климент Александрийский признавал, что Моисей был глубоко посвящен в священную науку Египта и мы прибавим к этому, что всё дело создателя Израиля осталось бы совершенно непонятным без этого факта.

    Эдуард Шюре. «Великие посвященные». Калуга. Типография губернской земской управы, 1914, с. 137.

    (Репринт: М., СП «Книга-Принтшоп», 1990).

    

    …Эти клеветнические писания, якобы написанные египетским жрецом Манефоном против еврейской древности, были источниками, откуда греческие писатели черпали доказательства для своих юдофобских сочинений.

    Генрих Грец. "История евреев от древнейших времён до настоящего". Том IV. Одесса, типография Я.Х. Шермана, б/г, с. 238-239.

    [Далее: Генрих Грец. "История евреев от древнейших времён до настоящего", с указ. стр.].

    

    …вероятно, что человек по имени Моисей, под которым он известен нам, был представителем тайной школы, трудившимся, как это делали многие другие эмиссары, над посвящением примитивных народов в таинства их собственных бессмертных душ.

    Истинное имя Великого Старца Израиля, известного истории как Моисей, видимо никогда не будет установлено. Слово Моисей, понимаемое в египетском эзотерическом смысле, означает человека, допущенного в Тайную Школу Мудрости, предназначенного учить невежественных изъявлениям воли богов и таинствам жизни, которые объяснялись в храмах Исиды, Осириса и Сераписа. Существуют значительные расхождения во взглядах относительно национальности Моисея. Некоторые утверждают, что он был евреем, усыновленным и воспитанным в египетском царском доме; другие же считают, что он был стопроцентным египтянином. Некоторые полагают, что он на самом деле является бессмертным Гермесом…

    Мэндли П. Холл. "Энциклопедическое изложение…", с. 129-130.

    

    …на вопрос, откуда к евреям пришёл обычай обрезания,- есть только один ответ: из Египта. "Отец истории" Геродот сообщает, что обычай обрезания был с давних пор в Египте тайным, а его наличие подтверждалось состоянием мумий, более того, изображениями на стенах гробниц. Насколько мы знаем, ни один другой народ восточного Средиземноморья, не практиковал этот обычай; о семитах, вавилонянах, шумерах можно с уверенностью сказать, что они были необрезанными.

    З. Фрейд. «Человек по имени Моисей и монотеистическая религия», с. 27.

    

    …Итак, на основании данных у Манефона, наше племя происходит не из Египта, и равным образом с нами никто из тамошних жителей не смешался: ведь более чем вероятно, что из прокажённых и больных многие должны были умереть во время своего продолжительного и бедственного пребывания в каменоломнях, многие пали в последовавший затем битвах, а большинство погибло в последнем сражении и во время бегства.

    Иосиф Флавий. «О древности иудейского народа, против Апона». Спб., типо-литография А.Е. Ландау, 1895, с. 65.

    [Далее: Иосиф Флавий. «О древности иудейского народа, против Апона», с указ. стр.].

    

    …сама судьба пришла на помощь Израилю. В стране вспыхнула эпидемия, которая окончательно расстроила порядок и послужила поводом к анархии ( см. сноску 2).

    Рабочие на строительствах отказались подчиняться начальникам.

    Начались грабежи. В ночь большого скотоводческого праздника, когда пастухи по древнему обычаю приносили в жертву непорочного агнца, Моисей дал сигнал к исходу. Поспешно совершив традиционный обряд, израильтяне со своими стадами, а также разноплеменные рабы, работавшие вместе с ними, двинулись из окрестностей Рамсеса и Суккота.

    …караваны израильтян продвигались на юг вдоль побережья Красного моря. Моисей уводил своих людей все дальше и дальше вглубь пустыни. У него были свои, одному ему известные цели. Счастливый переход через Тростниковые воды и избавление от египтян создали Моисею прочный авторитет; все с надеждой смотрели на этого необыкновенного вождя, казавшегося сверхчеловеком.

    …Моисей отказался от мысли повернуть со своим караваном на восток и не сразу двинуться по направлению к Ханаану. Он знал, что там израильтян ожидает столкновение с многочисленными ханаанскими и еврейскими княжествами, знал, что "обетованная земля" покрыта укрепленными городами, в которых еще находились кое-где египетские гарнизоны. Следовательно, пока не было никакой надежды на завоевание страны, "текущей молоком и мёдом".

    …не будет преувеличением сказать, что те, кого Мернептах называл "племенем Израиль" в сущности представляли собой разноплемённую толпу, состоявшую из нескольких тысяч рабов, пастухов, рабочих и просто бродяг, искавших приключений. Многие из них были людьми битыми и запуганными. В годы угнетения они отупели и приобрели дурные привычки, рождаемые унижением. Таков был "человеческий материал", с которым пришлось иметь дело пророку Ягве. Здесь не было ни одного обнадёживающего элемента, а одни лишь препятствия.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 312-313; 318-320.

    

    …Историческая правда об "Исходе", как сообщает Юстин – римский историк – в своей "Истории иудеев", состоит в том, что банда прокажённых и сексуально больных еврейских рабов была изгнана из дельты Египта в пустыню, поскольку оракул бога Амона объявил, что "эти нечистоплотные рабы являются причиной пагубной болезни, распространившейся по всему Египту".

    Юстин был не единственным классическим историком, который писал об этом скандале; мы находим это также в трудах Мането, Тацита и Диодоруса Сикулуса…

    Ален Эдвардс. «Иудейская эротика», Нью-Йорк, «Юдиан-Пресс», 1967, с. 5.

    (Печатается по изданию: Григорий Климов. «Протоколы советских мудрецов». Сан-Франциско, «Глобус», 1981, с. 157).

    

    …Херемон (см. сноску 3) помещает в одно и то же время выход Моисея и удаление Иосифа, тогда как известно, что Иосиф умер за четыре поколения до Моисея, т.е. приблизительно за 170 лет до него.

    Иосиф Флавий. «О древности иудейского народа, против Апона», с. 69.

    

    …египетский тридцатиметровый папирус Гарриса рассказывает о некоем Ису, который прибыл в Египет из Сирии, занял египетский трон примерно в 1202-1200 г. до н.э. и принуждал страну выплачивать ему дань. Но ведь и Иосиф, наделённый неограниченной властью египетским фараоном, был пришельцем из Ханаана. Имеются археологические доказательства о пребывании в Египте семитского племени, которое восстало против жестоких насилий со стороны властей, против рабской жизни.

    «Настольная книга атеиста» (издание 8-е). М., Издательство политической литературы, 1985, с.294.

    [Далее: «Настольная книга атеиста», с указ. стр.]

    

    400-500 лет; но и евреи, напоминает эта теория, находились в Египте, согласно Библии, "много поколений". Эту теорию первым предложил египетский жрец Мането, живший в III веке до новой эры и составивший (на греческом языке) перечень всех египетских династий, на который опирается принятая ныне хронология древнеегипетской истории. Запомним это имя. Мането был также одним из первых в истории антисемитом. Он утверждал, что гиксосы, изгнанные из Египта, удалились в Сирию и построили там город Иерусалим. Евреи, потомки гиксосов, беспощадных правителей Египта, - естественные и заклятые исторические враги египтян. Любопытно, что эту версию поддерживал также Иосиф Флавий.

    Теория эта трудно согласуется с тем фактом, что евреи в Египте были угнетенными рабами, а гиксосы – всесильными повелителями. Впрочем, при Иосифе евреи могли считаться и привилегированными. Но все же – повелителями Египта?

    Есть и вторая трудность. После изгнания гиксосов в Египте началось так называемое Новое Царство (XVIII-XX династии). Фараоны тех времен – знаменитый Тутмос I, царица Хатшепсут, великий завоеватель Тутмос III, строитель Луксора и Карнака Аменхотеп III и его племянник Эхнатон – были сильными властителями; вряд ли в таких обстоятельствах изгнанные (или ушедшие) из Египта евреи могли беспрепятственно вторгнуться в Ханаан, который находился в сфере египетских интересов.

    Вторая теория относит Исход как раз ко временам Нового Царства, примерно на 100 лет позже изгнания гиксосов. При раскопках Тель-эль-Амарны в дельте Нила были найдены глиняные таблички, запечатлевшие переписку Аменхотепа III и Эхнатона с их ханаанскими вассалами; одно из посланий, отправленных из "Урсалима", тревожно извещает фараона (какого именно из этих двух – неясно) о вторжении (с востока) неких "Хабиру". Если отсчитать от даты послания (примерно 1400 год до новой эры) традиционные сорок-пятьдесят лет "странствий в пустыне", получим для Исхода приблизительно 1450 год до новой эры. Недостатком "аменхотеповской" датировки Исхода является то же самое: во времена сильного фараона ни уйти из Египта, ни вторгнуться в Ханаан у евреев не было реальной возможности.

    Фрейд не случайно выбрал для исхода период смуты после правления Эхнатона: власть тогда была слабой, в стране царила анархия – самое подходящее время для бегства рабов и их последующего вторжения в Ханаан. Но по такой датировке время Исхода приходится на 1358 год до новой эры.

    Некоторые историки, однако, сдвигают Исход еще решительнее – ко временам фараона Мернепты, на стеле которого впервые упоминается Палестина и Израиль ("…Я, Мернепта, сделал Палестину вдовой… и разрушил семя Израиля"). И хотя по смыслу надписи очевидно, что к тому времени евреи уже находились в Ханаане, дата водружения стелы – 1220 год до новой эры – почему – то принимается за дату Исхода.

    Наконец, последняя из теорий, как и предыдущая, тоже исходит из надписи – только не Мернепты, а великого Рамзеса III, который в 1186 году до новой эры завоевал Ханаан.

    Михаил Вартбург. «Миры в столкновениях, века в хаосе». Журнал «Знание-Сила», 2002, № 8.

    (Цит. по:) Интернетwww.znanie- sila.ru/online/issue2print_1792.html

    

    Но вот исход совершился, страшные заросли Тростникового моря позади, не слышно больше шума погони. Впереди раскинулись недвижимые просторы мертвой пустыни. Безоблачное небо, бурые холмы, безводная вымершая страна. Здесь царит смерть. Это область мрачного Азазела, владыки волосатых демонов.

    Козлоликое чудовище стелет свое губительное дыхание над каменистой почвой. С ужасом всматриваются беглецы в горизонт, подернутый красноватой дымкой… .

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 321-322.

    

    …исход евреев из Египта свершился, по вычислениям египтологов, около 1250 года до христианской эры.

    С.М. Дубнов. «Краткая история евреев, часть I, с. 36.

    

    …все дальнейшее путешествие Израиля среди безводных долин и гор состояло из страхов и неожиданных радостей. Им казалось, что они попали в какую-то волшебную страну, где на каждом шагу их ждут чудеса…

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 322.

    

    

    Какова же была конечная цель Моисея? Почему он уводил свое племя все дальше и дальше на юг, вглубь пустыни? Ответ на этот вопрос может быть только один. Он решил дойти до тех самых мест, в которых он пас стада во время бегства, где прозвучал для него голос божий. Он хотел там, у святой горы, вдохнуть в Израиль новый дух, вдохнуть веру, энергию, смелость…

    Там же, с. 322.

    

    Первым делом Моисей от имени своего бога приказал евреям обокрасть своих хозяев, которых они собирались покинуть. Обогатив их таким образом краденным египетским добром и завоевав их доверие он повел их в пустыню, где в течение сорока лет приучал их к самому слепому повиновению. Он возвещал им волю неба, поведал им чудесную сказку об их предках, научил их причудливым обрядам, с которыми всевышний связывал свое благоволение, а в первую очередь он внушил им самую заядлую ненависть к богам других народов и изысканную жестокость к поклонникам этих богов.

    Поль Гольбах. «Священная зараза». М., ОГИЗ Государственное антирелигиозное издательство, 1936.

    [Далее: П. Гольбах. «Священная зараза»].

    

    У одного из …оазисов произошло первое столкновение евреев с бедуинами. Синайское племя амаликитов выслало свои отряды против Сынов Израиля. Им навстречу из еврейского стана двинулся вооруженный отряд, который возглавил Иешуа Бен-Нун. Моисей же с вершины скалы следил за исходом схватки. Предание гласит, что успех сопутствовал евреям лишь тогда, когда Моисей взывал к Богу с воздетыми руками, и поэтому, поддерживаемый с обеих сторон вождь не опускал рук до заката.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 324.

    

    Шел третий месяц с того дня, когда толпы Сынов Израиля покинули Дельту. Теперь они двигались через пустыню Синайскую, которая окружала святую гору. На горизонте уже были видны ее зубчатые вершины (см. сноску 4). "Синайская Гора, - говорит французский писатель,- состоящая из глыбы темного гранита, которую уже много веков купает в своих золотых лучах солнце, есть одно из самых своеобразных явлений земного шара. Это законченный пейзаж безводного мира, какой мы себе представляем на Луне или на другой планете, лишенной атмосферы.

    Правда, на вершинах Синая часто скопляются страшные грозовые тучи, но гроза, вообще благодатная, здесь внушает только ужас… Из всех элементов природы здесь есть только камень, изборожденный жилами руды, порой сияющей на солнце своей алмазной поверхностью, но всегда враждебный жизни и ее влияниям. Тишина этих уединенных мест наводит ужас; слово, произнесенное тихо рождает странные отголоски; путника смущает звук его собственных шагов; эта гора с ее неуловимыми очертаниями, с ее обманчивой прозрачностью, ее странными отсветами, поистине "гора Элогима" (см. сноску 5).

    У подошвы Синая, в оголенной долине Моисей приказал разбить лагерь. Со страхом смотрели израильтяне на гранитные утесы, которые стояли, подобно сторожевым башням, при входе в загадочный мир духов. Из уст в уста передавались леденящие кровь рассказы. Здесь, в обители грозного Ягве, оживали все те предания, которые издревле окружали священную гору. Говорили, что ночами Владыка Синая ходит среди ущелий, и горе тому, кто встретит его на пути. Ягве обитает в таинственном мраке, у него нет никакого образа, и только голос Его может прозвучать с вершины как он прозвучал Моисею из пылавшего куста. Другие, напротив, полагали, что Ягве имеет человеческий облик, но ни один смертный не может остаться живым, взглянув на Его лицо.

     Для народа синайского Бог был прежде всего Божеством огня и бури. Быть может не случайно само Его имя созвучно со словом хава – "веяние". Он всегда является в пламени, от Его раскаленного дыхания тают холмы и плавятся гранитные утесы. Его окружают сонмы "сынов Божиих". Он повелевает небесными светилами. Среди богов нет более могущественного чем Ягве.    Он Бог Синая, но Он же Владыка пустыни, Сеира и Ханаана. После исхода Ягве показал свою власть над Амоном и другими богами Мицраима. Так постепенно в сознании кочевников синайский бог грома и огня превращается в мирового Бога. Ведь "мир" для них ограничивался Египтом и Передней Азией, а дальше начинались окраины вселенной.

    Там же, с. 325-326.

    

    Несомненно Яхве был богом вулканов. Египет же, как известно, свободен от вулканов, и даже горы Синайского полуострова никогда не были вулканическими; напротив, вулканы, которые были, видимо, действующими в глубокой древности, располагались вдоль западной граница Аравии. Скорее всего одной из этих гор и был Синай-Хореб, представлявшийся жилищем Яхве. Несмотря на все переработки, которым подверглось библейское повествование, удается реконструировать, согласно Эд. Мейеру, первоначальное описание характера бога: это жуткий кровожадный демон, который ходит ночами и избегает дня.

    З. Фрейд. «Человек по имени Моисей и монотеистическая религия», с. 36.

    

    …грубый, бездушный местный бог, жестокий и кровожадный; он обещал предоставить своим приверженцам страну, в которой "текут молоко и мед", и требовал от них вырезать "острием меча" тамошних жителей. Можно удивляться, что невзирая на все переработки в библейских сказаниях осталось весьма многое для оценки его первоначальной сути. Нет никаких сомнений, что его религия была подлинным монотеизмом, что она оспаривала божественную природу богов других народов. Вероятно, достаточно, чтобы собственный бог был сильнее чужих богов.

    Там же, с. 55-56.

    

    Еврейские племена, прибывшие в Палестину с востока (в XIII веке до новой эры) почитали не Яхве, а семитских богов. Особым почетом пользовался Эль-Шаддай, бог гор…

    Густав Гече. «Библейские истории». М., Издательство политической литературы, 1988, с. 41.

    [Далее: Густав Гече. «Библейские истории», с указ. стр.]

    

    Этимологическое значение имени Всемогущий Бог (евр. Эль Шаддай) -…Бог (Эль) означает "могучий" (сильный) – Быт. 1:1, примеч. прилагательное "Шаддай" от еврейского "шад" - грудь, обычно употребляется в Писании по отношению к женской груди, как пример в Быт. 49:25; Иов. 3:12; Пс. 21:10; Песнь П. 1:12; 4:5; 7:4; 8; 8:1; 8:10; Исх. 28:9; Иез. 16:7. Следовательно Шаддай означает "полногрудый".

    Примечания пастора Ч.И Скоуфилда к английскому изданию Библии [1909 года]. Печатается по изданию: Библия. М., издание Всесоюзного Совета христиан-баптистов, 1988, с. 36.

    

    Видимым, физическим знаком принадлежности к племенному союзу стало обрезание: только тот индивид мужского пола принадлежал союзу, который прошел обряд обрезания. Этот обычай – довольно распространенный на Древнем Востоке – был в ходу и израильтян еще до прихода в Палестину. Первоначально он свидетельствовал о тесной связи с каким-либо божеством, символизируя почти брачный союз с ним, а также о единстве членов племени.

    Густав Гече. «Библейские истории», c. 42.

    

    Через несколько дней после остановки у Синая вождь велел готовиться к великому моменту: люди заключали торжественный союз с Богом. Это было нечто неслыханное, ибо в сознании восточных народов человек был совершенным ничтожеством по сравнению с Божеством, и заключение между ними союза было бы невероятной дерзостью.

    Но здесь сам Владыка Жизни устами своего пророка объявляет условия этого поразительного договора: "Если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым".

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 326-327.

    

    Форму отношений между Моисеем и народом, с одной стороны, и божеством – с другой, приходится понимать как союз, или договор, т.е. так, что отношения, соединяющие обе стороны, завязываются в тех же формах, при посредстве которых заключаются договоры между людьми.

    «История еврейского народа», томI, с. 169.

    

    Воистину, иудей, знает только рабов и рабов над рабами. Стоять на лестнице рабства на самой высшей ступени, - вот то честолюбие, которое только и понятно ему. Подчиняясь власти Всемогущего, самому господствовать над ниже себя стоящими, следовательно разыгрывать роль обер раба, вполне отвечает врожденному ему настроению. Его религия и есть самое полновесное свидетельство такого образа мыслей…

    Евгений Дюринг. «Еврейский вопрос, как вопрос о расовом характере и о его вредоносном влиянии на существование народов, на нравы и культуру». М., Типолитография Т-ва И.Н. Кушнерев и К-о, 1906. (Цит. по:) Интернет. www.hronos.km.ru/libris/lib_d/dyuring00.html

    [Далее: Е. Дюринг. «Еврейский вопрос…», Инт.]

    

    В прежние времена думали, что …моисеев закон или Тора (т.е. Учение) есть не что иное, как Пятикнижие с его законодательствами. Однако это мнение не имеет основания в самой Библии, и оно почти полностью оставлено современным библейским богословием (см. сноску 6).

    …Что же считать за первоначальную Моисееву Тору?

    … Декалог или Скрижали Завета. В нем нет указаний на оседлую жизнь, нет сложной ритуальной системы, он не представлял собой обширного манускрипта, как Левит или Второзаконие. Все его десять заповедей умещались на двух каменных плитах – скрижалях. И сам этот способ написания Декалога говорит о его древности.

    Нет такого периода в истории Израиля, о котором можно было бы сказать, что заповеди Декалога ему неизвестны…

    …При его записи был использован, видимо, так называемый "синайский алфавит", который в ту эпоху употребляли семиты, соприкасавшиеся с Египтом. И лишь впоследствии, когда евреи восприняли христианскую письменность, Декалог был переписан на пергамент или папирус…

    Заповеди, начертанные на скрижалях гласили:

    1. "Я – Ягве, Бог твой, который вывел тебя из земли Мицраим, из Дома рабства. Ты не должен иметь других богов перед Лицом Моим.

    2. Ты не должен делать себе никакого изображения Божества.

    3.Ты не должен упоминать понапрасну имя Ягве, Бога твоего.

   4. Помни день субботы, чтобы праздновать его.

   5. Почитай отца и мать.

   6. Ты не должен убивать.

   7. Ты не должен распутничать.

   8. Ты не должен красть.

   9. Ты не должен давать ложного свидетельства на ближнего своего.

   10. Не желай дома ближнего твоего, ни жены его, ничего, что у ближнего твоего".

   …Есть что-то глубоко символическое в том, что самый древний отрывок Ветхого завета, сохранившийся до наших дней – это «папирус Нэш», содержащий именно Десять заповедей Моисеевых…

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 329-332.

    

    ...хотелось бы коснуться опасной тенденции наблюдаемой в современном православном богословии. Ряд авторов, такие как прот. Александр Мень [он же Э. Светлов], А. Карташев, Г. Федотов, прот. Алексей Князев, прот. Николай Соколов и другие солидаризировались с утверждением безбожных теологов, будто книги прор. Моисея написаны вовсе не им, а несколькими (чаще пятью) авторами, начиная со X по V вв. до Р.Х. Подобные умозаключения уже проникли в систему духовного образования и считаются чем-то само собой разумеющимся. Они утверждают, что "вопрос об авторстве св. книг есть исключительно научно-исторический вопрос, который не имеет прямого отношения к вероучительной стороне Писания. От его решения в ту, или иную сторону в плане догматическом и нравственном ничего не может измениться. Но зато, более точно установив историю написания той или иной книги, мы легче можем увидеть ее место в историческом контексте эпохи. А это в свою очередь окажет неоценимую услугу для экзегезы Писания" . Собственно научных аргументов, отличающихся от посылок богоборцев у данных авторов нет. Святоотеческих аргументов в подтверждение своей позиции также никаких не приводится (за их полным отсутствием). Таким образом перед нами явное проникновение в церковную ограду богохульных учений, претендующих при этом, что они помогут Церкви лучше понимать то Откровение, которое Она хранит.

   ...Как показали результаты раскопок в Рас Шамре, Египте и Междуречье, автор был осведомлен об жизни плодородного Полумесяца середины II тысячалетия до Р.Х. в таких подробностях, которые вряд ли возможно было бы узнать спустя несколько веков . Автор прекрасно знаком с бытом Египта и его культурой. Он точно описывает обычаи этого народа (дом Потифара, обряд возведения в должность, наличие священника в Оне (Гелиополисе), способ производства кирпича, земельные отношения) . Имена египтян, приведенные в тексте, имеют точное соответствие египетским. В первых двух книгах Пятикнижья содержиться больше половины египетских слов из всего объема Библии. Автор прекрасно знает погодные и географические условия, флора и фауна соответствуют Египту и Синайской пустыне, и не имеют прямых соответствий Палестинским (хотя автор и имеет о последней информацию, видимо от предков и разведчиков - ее много в книги Бытия и во Второзаконии,но она практически отсутствует в Исходе, Левите и большей части Чисел) . Язык Пятикнижья изобилует архаизмами, исчезающими в более позднее время.

    Священник Даниил Сысоев, кандидат богословия. "Писал ли Моисей Закон или несколько слов о библейской критике". Цит. по: Интернет http://www.creatio.orthodoxy.ru/articles/dsysoev_okritike.html

    

    Народ, стоявший у подошвы Синая, с трепетом слушал эти высокие заповеди веры, добра и справедливости, а затем удалился. Моисей же оставался на Синае еще сорок дней и сорок ночей. В течение этого времени Бог передал ему еще много законов, указывающих, как должен жить и вести себя каждый израильтянин в семье и в обществе. Чтобы увековечить учение, полученное на Синае, Моисей начертал главные десять заповедей на двух каменных скрижалях (плитах), которые должны были храниться среди евреев, как святыня. Все остальные законы были впоследствии записаны в книге, названной "Книгой Союза" ("Сефер га-брит").

    .М. Дубнов. «Краткая история евреев», часть I, с. 38-39.

    

    Тора была дана Израилю из-за необузданности его.

    Меир. Талмуд, Беца, 25б. (Цит. по:) «Еврейские афоризмы», с. 48.

    

    Аналогии лучше общих положений показывают нам, что это вовсе нельзя считать ненормальным для Моисеевой эпохи. Египетская "Книга Мертвых" в 125 главе содержит текст исповеди, которую должен произнести умерший перед 42-мя судьями на суде Озириса. Если придать этому тексту вместо формы исповеди форму велений, мы получим не что иное, как моральный кодекс. Мы находим здесь фразы в роде следующих: я не убивал, я не подстрекал к убийству, я не нарушал брака, я не крал, я не говорил ложного. То же самое можно сказать и о вавилонских заклинаниях. Они применялись для освобождения от проклятий и обращают к божеству вопрос, совершил ли попавший под проклятие тот или иной грех. И здесь вопросительная форма может быть заменена повелительной, мы получим тогда религиозный и моральный кодекс той эпохи. Мы находим здесь такие вопросы: презирал ли он отца и мать? Говорил ли он на "нет" - "да"? Проливал ли он кровь своих товарищей? Были ли уста его прямы, а сердце его лживо? В виду всех этих фактов, приходится прямо признать: то, что известно было в качестве отрывков морального кодекса древнему Вавилону и Египту в домоисееву и моисееву эпохи, не может почитаться невозможным и для моисеевского времени; вообще нет никакого основания относить те или иные изречения не к моисеевой, а к какой либо позднейшей эпохе только на том основании, что изречения эти этического содержания.

    «История еврейского народа», том I, с. 168.

    

    - «Грех? – отвечал он с преувеличенно вопросительной интонацией. -Нет, в настоящей религии настоящего народа не существовало таких вяло-богословских понятий, как "грех" и "кара" в их нынешней, чисто этической причинной связи. Речь идет о причинной зависимости между ошибкой и аварией. Религия и этика соприкасаются лишь постольку, поскольку вторая представляет собой упадок первой… - "Молитва, - неумолимо заключил доктор Брейзахер,- это вульгаризированная и рационалистически разжиженная позднейшая форма чего-то очень энергичного, активного и сильного: магического заклинания, принуждения бога".

    Мнение о вере древних евреев, высказанное в романе Томаса Манна «Доктор Фауст» неким Хаимом Брейзахером (как характеризует его автор «ученым без официальной должности»). Томас Манн. Собрание сочинений (в 10 то-мах), том 5. М., «Художественная литература, 1960, с. 366-368.

    

    Когда Тора создавалась, понятия "греха" в ней не существовало. Это вполне логично, ибо Закон знает не грехи, а только преступления и проступки. Тора знала лишь несоблюдение, которое включало и преступления, и проступки. Нарушения тех правил морали, которые обычно понимаются под словом "грех", Торой не наказывались, а наоборот, иной раз прямо рекомендовались, они же искупались жертвоприношением.

    Д. Рид. «Спор о Сионе», с. 26.

    

    

    В еврейском языке термины "грех" и "жертва за грех" выражаются одним и тем же словом, что удивительным образом подчеркивает полное отождествление греха грешника с жертвой за грех (ср. Иоанн. 3:14, с. 2; кор. 5:21).

    Ч.И. Скоуфилд. Примечание к английскому изданию Библии, с. 18.

    

    Очищение. Библейское употребление этого слова резко отличается от того, как используют его богословы. В богословии этим термином определяют все искупительное дело Христа. Еврейское слово, которое мы приводим как "очищение", в действительности означает "покрывать", так, что мы пользуемся богословской интерпретацией, а не самим еврейском термином.

   Левитские жертвоприношения "покрывали" грехи Израиля до и в ожидании Креста Христова но не уничтожали этих грехов.

    Там же, с. 172-173.

    

    С бытом сынов Израиля в пустыне была связана их вера. Они верили, что души умерших обот, как они их называли, становятся божественными существами. Это – элогим – боги, которые живут под землею в могилах или поселяются в камнях около могилы. Вообще, огромные скалы пустыни казались сынам Израиля любимым местом для пребывания духов; даже слово скала – сур по-еврейски – часто употреблялось для обозначения бога. Души умерших могут делать живым или добро, или зло, судя по тому, как к ним относится человек. Поэтому, чтобы заручиться покровительством духа умершего, в особенности вождя или патриарха, сыны Израиля должны показать ему свою любовь и заботы о нем. Когда умирал человек, то родственники умершего одевались в лохмотья, посыпали голову пеплом, стригли волосы кругом головы, ранили и били себя, плакали и причитали. Затем заботливо приготовляли для умершего могилу, его вечный дом. Отыскивали подходящую пещеру или вырубали пещеру в скале; туда клали умершего, чаще всего на бок, пригнув его колени к подбородку, а подле тела ставили кружки и блюда с пищей и питьем, глиняные лампы с маслом, чтобы покойник мог зажечь себе свет. Иногда, по примеру соседей, ханаанеян, в могиле устраивали даже колодезь, чтобы умерший никогда не нуждался в воде, когда истощится вода в могильных кувшинах. А около могилы ставили каменный столб, массебу, чтобы было тут же рядом жилище для духа умершего; Библия рассказывает, что именно таким образом устроил Иаков могилы для своей жены Рахили и ее кормилицы – Деворы. А иногда устраивали могилы по-иному, старинному обычаю, которого придерживались самые первые обитатели Палестины. Всю могилу складывали из камней: одни камни ставили стоймя, другие накладывались сверху, в виде крыши, и в такое искусственное каменное жилище помещалось тело умершего (современные ученые называют такие сооружения дольменами). На могилу умершего родственники приходили по праздникам и поминали умерших. Особенным почетом окружали могилы патриархов и вождей: до сих пор теперешние арабы в Палестине считают святыми местами пещеры, где будто бы были погребены Авраам, Аарон и Самуил, называют их своими защитниками (вели), молятся им, просят у них счастья и исцеления от болезней.

   Чтобы приобрести благоволение духов предков, - нужно было кормить их – приносить им жертвы. Для этого в дни поминовения убивали перед массебой овцу или барана, мазали кровью жертвенного животного могильную массебу и возливали на нее немного молока и масла. А иной раз устраивали перед массебой особый жертвенник, как бы стол для духа умершего: клали каменную плиту с углублениями, выдолбленными в ней, и в эти углубления возливали кровь, масло и молоко, сыпали миру или зерна и клали поминовенные хлебы, как установлено было обычаем.

   Принося эти жертвы, родные обращались к духу с молитвой, называя его по имени и перечисляя свои нужды. И до сих пор хранится этот обычай в Синайской пустыне и в Палестине.

   …Сыны Израиля верили, что если принести духу умершего жертву, произнося при этом особое заклинание, то можно вызвать духа и спросить у него совета или ответа на сомнения и вопросы. Вызывать духа умел не всякий; людей знавших заклинание, звали ведунами, идоним, почитали их, но и побаивались их: ведун может помочь, но может и зло накликать.

    Н.М. Никольский. «Древний Израиль». Издание второе. М., «Мир», 1922, с. 34-37.

    [Далее: Н.М. Никольский. «Древний Израиль», с указ. стр.]

    

    Из народной памяти не изгладилось воспоминание о том, что многие жертвенные места, пользовавшиеся в позднейшее время всеобщим уважением, уже существовавшие при вторжении евреев в Ханаан, Сихем, Вефиль, Вирсавэ; считаются в книге Бытия учреждением патриархов, другие столь же важные святилища – нет; причину этого можно искать только в признании сравнительно более молодого возраста последних. Первые были найдены существовавшими при вторжении, вторые были основаны самими евреями.

    Юлиус Велльгаузен. «Введение в историю Израиля» (Перевод с немецкого Н.М. Никольского). Спб., типография Ю.Н. Эрлих, 1909, с. 16.

    [Далее: Юлиус Велльгаузен. «Введение в историю Израиля» с указ. стр.]

    

    …в один прекрасный день вождь приказывает изготовить священный Ковчег Завета ("Арон ха-берит"). Его приносят в особый шатер или Скинию, которая устанавливается вне лагеря (см. сноску 8).

   Внешне ковчег выглядел довольно скромно: это был ящик, сколоченный из деревянных досок, длиной немногим больше метра. Снаружи он был обит металлом, над его крышкой простирали крылья грубо сделанные керубы или херувимы – фантастические существа с львиным телом, ликом человека и крыльями орла. Они склоняли свои головы над ковчегом, а их крылья служили престолом, над которым незримо восседал Бог Израилев. Вероятно, керубы были изображением духов бури, которая в израильской поэзии обычно сопровождала Богоявления (см.сноску 9).

   Когда народ снимался с лагеря или вступал в сражение, левиты шли впереди и несли ковчег на шестах, продетых в его боковые кольца, а Моисей произносил молитву:

   Восстань Ягве!

   И да рассеются враги Твои,

   И да бегут от Лица Твоего

   ненавидящие Тебя!

   А когда ковчег останавливался, Моисей говорил:

   Воссядь Ягве!

   И благослови

   Тысячи Израиля!

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 340-343.

    

    …Во время скитаний израильтян по пустыне было принято, чтобы над шатром ночью пылал огонь, а днем расстилался дым. Облако дыма называлось евреями Шехина и было символом присутствия Господа. В одной из ранних еврейских книг, отвергнутых во время составления Талмуда, было такое описание Шехины:

   "Это облако покрывало шатер паствы, и Слава Божья наполняла Скинию. И как раз это облако величия и славы служило израильтянам все сорок лет скитаний в пустыне. Оно – по правую руку, оно – по левую руку, оно перед ними и оно – позади них. И над ними, и в середине, и движется, делая низкими для них высокие места и высокими низины, убивая змей и скорпионов, сжигая колючки и вереск и ведя их вперед".

    Барайта, «Книга Скинии». (Цит. по:) Мэндли П. Холл, «Энциклопедическое изложение…», т. 2, с. 134.

    

    Взяли же сыны Аароновы, Надав и Авигу, каждый свою угольницу и положили в них огня, и возложили на него курений, и принесли перед Господа огонь чуждый, какого Он не велел им (см. сноску 9.)

   И вышел огонь от Господа и пожрал их и они умерли перед Господом.

    «Левит», 10:1; 2.

    

    Очевидно, навсегда останется загадкой, что представлял собой Нехуштан или Медный Змей, которого, согласно преданию, Моисей укрепил на племенном штандарте или знамени.

   …Существует предположение, что Змей был геральдическим знаком левитов, аналогичным египетскому урею, что само название клана "леви" связано со словом "Левиафан" (извивающийся), которым в Библии обозначаются змеи и чудовища (см. сноску 10).

   Можно предполагать, что установление специфически левитского культа змея исходило от Аарона и других левитов, которые претендовали на власть в Израиле.

   Все это скрыто во мраке истории (см. сноску 11).

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 343-344.

    

    Еретики-офиты I в н.э. верили, будто мир был порожден змеем. Медный Змей был создан согласно иудейской традиции, Моисеем по приказанию Бога (Числа 21:8-9) и почтен пребыванием в храмовом святилище вплоть до воцарения Езекии, который истребил его (4 Царств 18:4), и это заставляет предположить, что Яхве некоторое время отождествлялся с богом-змеем – как Зевс в искусстве орфиков. Память о Яхве, как о змее сохранилась в позднем тексте, согласно которому Бог хотел умертвить Моисея (Исход 4: 24, и далее) в пустыне на ночлеге и, приняв обличие огромного змея, поглотил его до крайней плоти.

    Роберт Грейвс. Рафаэль Патай. «Иудейские мифы», c. 32.

    

    Едва ли можно считать простым совпадением тот факт, что легендарный поход евреев из Египта под предводительством жреца высоких посвящений Моисея совпадает по времени с началом Троянской войны, а их вступление в Палестину с ее окончанием. Устное предание Каббалы, свято хранимое раввинами, повествует, что похищение сыном троянского царя Приама – Парисом жены спартанского царя Менелая – Елены было задумано для того, чтобы, стравив между собой два наиболее перспективных народа арийского корня – греков и хетто-венедов Малой Азии, отвлечь их внимание от Палестины, этого южного фланга хеттской империи, осуществить захват важнейшего перекрестка международных путей. Естественно, что лучшие силы даже с переферии слабоценрализованной Хеттской державы были отвлечены на Троянский театр военных действий . Южный фланг державы в течение всего сорокалетнего периода Троянской войны был практически открыт перед еврейскими захватчиками. Но война оказалась затяжной и Моисей ожидал долгие 40 лет в Синайской пустыне победы греков над заранее обреченной Троей: так решили жрецы древнего мира – Египта и Двуречья.

    В.Н. Емельянов. «Десионизация». М., «Витязь», 1995, с. 31-32.

    [Далее: В.Н. Емельянов. «Десионизация», с указ. стр.]

    

    …есть… египетский источник, знаменитая "стела Израиля", в которой речь идет о победах, одержанных фараоном Мернептахом на пятом году его царствования над целым рядом народов. Название стелы связано с тем, что в ней впервые (и единственный раз в египетском тексте) встречается термин "Израиль" как обозначение народа, проживающего в Палестине в пятый год правления Мернептаха в Египте (т.е. около 1243 года до н.э.). В надписи на стеле говорится, в частности: "Захвачен Ханаан… Израиль опустошен, нет семени его". И это можно считать верным доказательством того, что в правление Мернептаха израильские племена были уже в Палестине.

    М.И. Рижский. "Библейские пророки и библейские пророчества", М., Издательство политической литературы, 1987, c. 16.

    

    От стран заката стремится к земле Ханаанской неукратимая извечная волна: алкание жизни, самоутверждения, воля к созиданию, к радости, к власти. Урвать, удержать – знание, радость, богатство, побольше радости, побольше богатства, жить, бороться, созидать. Вот что звучит с запада. Но на юге, под остроконечными пирамидами в золоте и бальзаме покоятся мертвые цари, горделиво оберегая плоть свою от разрушения; их изваяния, выстроившиеся в пустыне гигантскими аллеями, бросают вызов смерти. И неукратимая, извечная волна стремится к земле Ханаанской: раскаленное, как пустыня, упорство в бытии, жгучая жажда уцелеть, не утратить образа и строения, не утратить телесной оболочки. Но с востока звучит кроткий голос мудрости: спать лучше, нежели бодрствовать, мертвыми быть лучше, нежели живыми. Не бороться, не созидать, влиться в небытие, в нирвану. И благая извечная волна катится с востока к Ханаанской земле.

   От века до века набегают на маленькую страну три волны, сливаясь воедино: светлая, кипучая волна воли к жизни и созиданию; жаркая, раскаленная волна горделивого вызова смерти; благая темная волна, зовущая к небытию, к нирване. Тихо, настороженно лежит земля Ханаанская, малая крупица, принимая и соединяя потоки трех волн.

    Лион Фейхтвангер. «Еврей Зюсс». Роман. Л. Фейхтвангер. Собрание сочинений (в 12 томах), том 2. М., «Художествен-ная литература», 1964, с. 423-424.

    

    Если верить библейским преданиям, израильские колена еще при Моисее овладели южной частью Заиорданья. Колена Рувим и Гад осели здесь и в дальнейшей борьбе за завоевание Ханаана участия не принимали. Лишь некоторые родственные Израилю племена ещё ранее успели проникнуть в Ханаан с юга и укрепились в южной гористой стране, впоследствии получившей название Иудеи. Главная масса шедших из Египта и из пустыни частей народа должна была еще разрешить задачу проникновения в страну, лежавшую на запад от Иордана.

    «История еврейского народа», том I, с. 176.

    

    …время вторжения в Ханаан должно относиться к последнему периоду правления …Мернепты и к эпохе его неспособных преемников до Сети I (около 1215 года до н.э.).

    Там же. с. 177.

    

    Наконец после долгих скитаний, около 1200 года до н.э. Моисей решил, что пора начать наступление на север.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 346.

    

    Израильский историк Бен-Цион Динур датировал "зарождение Израиля, завоевание страны и расселение колен" (около 1400-1040 г. г. до н.э.).

    Бен-Цион Динур. «Еврейская история, её особенность и непрерывность», Журнал "Вестник еврейской культуры" (ВЕК). Рига, 1989, № 2, с. 42.

    [Далее: Бен-Цион Динур. «Еврейская история…», с указ. стр.].

    

    Ханаан в то время представлял собой следующую картину. На юге образовались два маленьких еврейских государства – Моав и Эдом, или Идумея; на востоке в Заиорданье находилось царство амонитян. Амориты, которые утвердились в северной Палестине, стали продвигаться на юг. Они захватывали город за городом и прочно оседали в них, как некогда в Месопотамии. Хананеи – народ, родственный финикийцам, владели многочисленными крепостями по всей стране и оказывали аморитам отчаянное сопротивление. Непрерывные войны, племенные распри и столкновения превращали Палестину в бурлящий котел. Как только ослабела власть Египта и многочисленные царьки получили самостоятельность началась настоящая "борьба всех против всех". Этот момент как нельзя лучше подходил для вторжения.

   Сами израильтяне за годы жизни в Кадеше (см. сноску 12) сильно переменились. Это были уже не те жалкие рабы, которые только услышав о ханаанских крепостях, были готовы бежать обратно в Египет. Теперь Моисей вёл новое поколение, выросшее в пустыне среди трудностей и испытаний, закалённое в стычках с бедуинами, буквально рвавшееся начать нашествие на Ханаан.

   Первые стычки с ханаанскими царьками не принесли успеха. Дорога на восток преграждалась войсками царя Эдома. Напрасно Моисей выслал своих людей для переговоров, обещая мирно пройти через землю эдомитян и напасть на идущих с севера аморитов. Эдом отказался пропустить воинственные орды кочевников. Моавитяне оказались более сговорчивыми. Они были слишком измотаны войнами с аморитами, которые постоянно угрожали им. Нашествие Израильтян, казалось, могло принести избавление от более могущественного врага.

   Итак, миновав возвышенность Сеир израильтяне двинулись по равнине Моава навстречу аморитам. На востоке от Мертвого моря произошло кровопролитное сражение. Амориты бежали на север.

   Эта победа встревожила все окрестные города. Моисей приказал разбить большой лагерь на территории, отбитой у аморитов.

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 346-347.

    

    Гордые покровительством Иеговы, евреи ринулись в бой, небо разрешало им зверства и вероломство, религия в союзе с жадностью заглушила в них голос природы; и под предводительством своих жестоких вождей они истребили народы Ханаана с варварством, возмущающим каждого человека, в котором религия не убила разум. В своем неистовстве, предписанном самим небом, эти чудовища не щадили даже грудных младенцев. Занятые города безжалостно разрушались. По приказанию бога и его пророков евреи изменили данному слову и совершали неслыханные насилия и жестокости.

     П. Гольбах. «Священная зараза».

    

    Но отчего же колебаться нам и не сказать прямо, тем более, что это не тайна, а признано и учеными, что мы подразумеваем под теми [людьми] – левитов, мы очень скоро обнаруживаем, что Моисей самых верных единомышленников своих объединяет в своей личной охране, размещая их вокруг святилища и требуя от них всемерной отваги. И вскоре они являют себя подлинными янычарами духовного звания, готовыми убивать всё, что противно смыслу святилища, вокруг которого они собираются, как вокруг центра.

    И. В. Гёте. «Западно-Восточный диван». М., «Наука», 1988, с. 430-432. [Далее: И. В. Гёте. «Западно-Восточный диван», с указ. стр.]

    

    Такая религия покоится на вере, и вера такая должна быть совершенно непоколебимой, иначе она будет разрушена до основания. Любое сомнение смертельно для подобной религии. Можно вернуться к прежнему убеждению, но не к вере. Отсюда бесконечные испытания, отсюда колебания в исполнении многократно повторенных обетований, - благодаря этому во всём блеске предстает присущая прародителям сила веры.

    Там же, с. 387-388.

    

    Единственный серьезный расизм, существовавший в истории, есть Расизм еврейский. Соединение религии с кровью и национальностью, вера в избранность народа, охранение чистоты расы – все это древнееврейского происхождения, внесено евреями.

    Н. Бердяев. «Христианство и антисемитизм. Религиозная судьба еврейства» (статья была закончена автором в 1938г.). Журнал «Дружба народов», 1989, № 10, с. 208.

    

    Постепенно местное население перестало бояться кочевников и вошло с ними в дружеские отношения. Язык у них был общий, и те и другие были евреями и сознавали себя братскими племенами. Но это мирное содружество оказалось чреватым опасностями. Моавитяне целиком восприняли ханаанскую культуру. Они не только приносили своему богу человеческие жертвы, но и предавались открытому распутству во время праздников.

   И вновь, как во время поклонения золотому тельцу Моисей мог видеть, что его люди увлечены сладострастным языческим культом и забыли о всех заветах и клятвах. На весёлом празднике бога Ваал-Пеора многие израильтяне предавались разврату и без смущения приносили жертвы перед идольскими алтарями…

     Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 348.

    

    [Во время раскопок древнего города Гезер (cм. сноску 13].

    В одной из пещер нашли многочисленные детские трупы. Они были захоронены в кувшинах. Всем этим детям исполнилось не более 8 дней (см. сноску 14). Ни у одного из них на теле не обнаружили следов какой-либо травмы или насильственной смерти. Только на останках двух младенцев были замечены следы обугливания (см. сноску 15).

   Наверно их ещё живыми втиснули в кувшины, в большинстве случаев головами вниз. Потом детей похоронили в "святом месте". Скорей всего это были первенцы, которых принесли в жертву господу. Еще в священном писании времён Моисея говорилось: "Ибо мои все первенцы у сынов Израилевых от человека до скота…" (IV кн. Моисея («Числа»), 8; 17, II кн. Моисея, 13, 2).

     Э. Церен. «Библейские холмы», с. 261.

    

    Одной из характерных особенностей религии древнего населения сирийско-палестинского региона было широкое распространение человеческих жертвоприношений: в жертву божеству приносили первородных сыновей. Сама жертва представляла собой сожжение (живым или заколотым) на костре. Называлась она молек (по финикийски молх). Из этого названия относительно поздно возникло представление, будто существовало в древности поклонение кровавому богу Молоху, которому совершались человеческие жертвоприношения. Исследование финикийских посвятительских надписей, сопровождавших такие жертвоприношения, опровергало это заблуждение. Останки принесённых в жертву хоронили на специальных кладбищах (они назывались тофет); такие кладбища найдены при археологическом изучении финикийских городов Западного Средиземноморья. Древние израильтяне среди древних народов сирийско-палестинского региона не составляли исключения. Подобно другим они совершали эти жертвоприношения в долине Хинком; из древнейшего "Ге Хинком" ("долина Хинком") возникло впоследствии выражение "геенна огненная".

    И.Ш. Шифман. «Во что верили древние евреи», в сборнике «Атеистические чтения». М., Издательство политической литературы, 1986, с. 69-70.

    

    …в Ханаане обычным явлением были… и жертвоприношения при постройках; смысл [таких жертвоприношений] … посвящение [божеству] места новой постройки, а также ограждение дома от беды: посредством замуровывания жертвы в фундамент; дом ставится под покровительство заключённого в нём мертвеца, который, в качестве божества, обитает в косяке двери или под порогом.

   …практика принесения строительных жертвоприношений сохранялась ещё в царскую эпоху.

    «История еврейского народа», том I, с. 228-229.

    

    Согласно преданию именно в это время, в Моаве, Моисей вновь заключил Завет с Богом и заклинал народ не соблазняться языческими верованиями. Он призывал разрушать все идольские жертвенники и строго следить за чистотой веры…

    Э. Светлов. «Магизм и единобожие», с. 348.

    

    Но в этот момент завеса истории внезапно опускается и скрывает от нас могучую фигуру Моисея…

   Загадочные тени встают над могилой пророка. Он умер не от болезни и не от старости. Место его погребения осталось никому неизвестным. Смерть настигла его где-то возле Бет-Пеора в Моабе, где он дал последний суровый урок Израилю. Что произошло там. Быть может, народная память скрыла от нас трагедию? Быть может святилище Ваал-Пеора связано какими-то тайными нитями со смертью Моисея? Века спустя, пророк Осия с особенным отвращением вспоминает эпизод при Бет-Пеоре. "Через пророка вывел Ягве Израиль,- говорит он, - и через пророка охранял его. Сильно разгневал Эфраим Ягве, и за то кровь его останется на нём". Что могут означать эти зловещие слова? О какой крови может идти здесь речь? Неужели основатель израильской религии пал от руки убийцы? Мы никогда не узнаем об этом…

    Там же, с. 350.

    

    Моисея, как Эхнатона, постигла участь, которая ожидала всех просвещённых деспотов. Еврейский народ Моисея столь же мало был способен выносить высоко одухотворённую религию, находить в следовании ей удовлетворение своих потребностей, как и египтяне восемнадцатой династии. В обоих случаях произошло одно и то же – опекаемые и обиженные восстали и освободились от бремени навязанной религии. Но тогда как кроткие египтяне дожидались дабы судьба устранила священную персону фараона, дикие семиты взяли судьбу в свои руки и убрали тирана с дороги.

    З. Фрейд. «Человек по имени Моисей», с. 52-53.

    

    Всю жизнь свою Моисей посвятил тому, чтобы отучить свою израильскую орду от отвратительного египетского идолопоклонства и не менее отвратительных нравов, с этим культом связанных. Пятьдесят лет он возился с этими, одичавшими в Гешене, рабами, усердно очищая их от насевшей на них там грязи, стараясь возвратить им человеческий образ, сделать их чистыми, свободными, нравственными, заставить их уверовать в единого Бога. Мыслимо ли, чтобы этот человек чтобы то ни было заимствовал у египтян, которых он презирал и ненавидел всей душой? Да что он мог у них занять? Законы? Но на чём покоилось египетское законодательство? На неограниченной царской власти, на строгой теократии и на системе каст. Главными же устоями Моисеева законодательства были: самоуправление народа, независимость от духовенства и отсутствие классовых подразделений. Если Моисей чему-нибудь научился в Египте, то не тому, какие законы следует дать израильтянам, а каких им давать не следует. Крайний египетский политеизм сделал его таким же крайним монотеистом, деспотизм фараонов сделал его демократом, а клерикализм египетский - антиклерикалом.

   Теория о египетском происхождении Моисеева законодательства, одним словом, оказалась вздором. Но на смену ей новейшими английскими фольклористами тотчас выдвинута была другая, так называемая, индийская гипотеза, в угоду которой Моисея заставили даже сделать путешествие в Индию, для того, чтобы заимствовать своё законодательство у древних брахманов, из их кодекса Ману. Сами авторы этой фантастической теории признают, впрочем, что ни в еврейских, ни в индийских, ни в каких-либо других источниках они не нашли никаких указаний на эту поездку или на какие-нибудь заимствования Моисея из Индии. Они говорят лишь о большой вероятности того и другого. Но в основание законов Ману положен тот же политеизм, та же система строго разграниченных каст и та же теократия, что и в Египте. И если мы вместе с Эберсом, Вельгаузеном, Штаде, Эвальдом и другими отвергнем синайское откровение и допустим, что Моисей сам никакого представления о единобожии, Иегове и т.д. не имел; если мы, значит, вместе с этими учёными допустим, что за неимением своего бога и своих законов, Моисей должен был искать чужих, то спрашивается, зачем же ему было отправляться в далёкую Индию, если то же самое он имел под рукой в Египте.

   Иегову и законы Моисея, таким образом, не удалось пристроить ни на берегах Нила, ни у вод Ганга. И вот, когда обе эти теории самым позорным образом провалились, на сцену выдвинута была новая, вавилонская. Мы не сомневаемся, что когда и этот, столь нашумевший, мыльный пузырь также скандально лопнет, как египетский и индийский, то непременно найдётся какой-нибудь новый Делич, который с вещественными доказательствами в руках будет утверждать, что Моисей ездил на Сандвичевые острова и привёз оттуда готовый свод законов, призаняв его у высокопросвещённых канаков. И если учёные до этого пока ещё не дошли, то просто потому, что вавилонская теория ещё не думает умирать. Нам поэтому, как никак, приходится к ней вернуться.

   Если бы Делич и его сподвижники ополчились на Библию только с двумя глиняными табличками своими, то их, как противников, можно было бы, разумеется, игнорировать. По воробьям из пушек не стреляют и в открытые двери ломиться не за чем. И сам Делич понимает, что выступать с таким жалким оружием против такого сильного противника как Моисей, значит сделать себя смешным в глазах всего мира. И если бы он не располагал более сильным - в его глазах, по крайней мере - оружием, то он, по всей вероятности, припрятал бы свои таблички с письмами Иоеля, превращённого в Иегову, и мир так и не узнал бы, что еврейский Бог украден у вавилонян. Но у Делича ещё имеется сверх того большая коллекция каменных плит, кирпичных столбов и целые горы всяких обломков и черепков, которые, по его мнению, доказывают, что не только Моисей но и ветхозаветные евреи вообще были плагиаторами. Вместе с монотеистическим культом они заимствовали у вавилонян их гуманнейшие законы, их религиозные обряды и даже древнейшие легенды. Библейские рассказы о сотворении мира, о грехопадении, о потопе оказываются не еврейскими преданиями, а вавилонскими. И если до сих пор вы были уверены, что празднование субботы есть исконный еврейский обычай или обряд, то вы заблуждаетесь: "суббота" это ничто иное, как вавилонское "шабату", перенесённое в Палестину из Вавилона Моисеем, или кем-нибудь другим после него.

    Доктор Генрих Гретц. "История евреев от древнейших времён до настоящего". Том II. Одесса, издание книжного магазина Я.Х. Шермана, 1906, с. 8-10.

    [Далее: Генрих Гретц. "История евреев..." с указанием тома и стр.].

    

    Какими ничтожными кажутся нам культуры древней Индии и Египта, насчитывавших к тому времени уже целых две тысячи лет своего существования, со всей их мудростью, со всеми их колоссальными монументами, в сравнении с этим событием на Синае? Здесь совершено было нечто истинно-великое, незыблемое, нечто предназначенное для вечности; здесь был заложен фундамент всей человеческой морали; здесь создан был народ, подобного которому до сих пор не было. Простые и в то же время глубокие истины о безличном, отвлечённом Боге, о Боге-Избавителе, о Боге Защитнике угнетённых и порабощённых; о почитании родителей, о целомудрии нравов, об уважении к жизни человеческой и к чужому добру, о честности отношений между людьми и чистоте из помыслов, - все эти высокие истины и нравственные законы впервые и на вечные времена были возвещены людям с вершины Синая. Впервые здесь открыто было нечто дотоле совершенно неизвестное: найдена была совесть человеческая.

   Древнегреческий географ Страбон в следующих немногих словах характеризует различие между учением, выраженным в заповедях, и лжеучениями язычества: "Моисей учил, что египтяне неправильно думали и поступали, уподобляя божество животному; что неправы были и ливийцы, и не многим лучше их были и греки, представляя себе своих богов в образе людей. Ибо Бога, обнимающего всё сущее, нет нигде, так как он везде. Какой неразумный человек дерзнёт представить такого Бога в каком бы то ни было вещественном виде? Должно оставить всякое делание изображений и поклоняться Богу без всяких образов". В этой объективной передаче Моисеева учения язычником Страбоном явно сквозит удивление, которое следует приписать Александрии, где этот учёный получил образование.

   У других народов в то время были уже свои законы, к которым впоследствии прибавились ещё и новые. Но то были исключительно законы угнетателей, ложившиеся тяжким бременем на угнетаемых, законы сильных, составленные власть имущими специально для того, чтобы держать бессильные массы в пожизненном рабстве. На Синае же впервые были провозглашены законы равенства, которые должны были способствовать установлению между людьми иных, более справедливых отношений. Классовым различиям таким образом был нанесён первый удар. Десятисловие было дальнейшим развитием учения, возвещённого праотцу Аврааму. Трепещущими рабами евреи шли к Синаю; народом избранных служителей божиих возвращались они к своим шатрам.

    Генрих Гретц. "История евреев...", том I, с. 70-71.

    

    ...Евреи, верные своей религии, вполне признавая духовность Божества и божественность человеческого духа, не умели и не хотели отделять эти высшие начала от их материального выражения, от их телесной формы и оболочки, от их крайнего и конечного осуществления. Для всякой идеи и всякого идеала еврей требует видимого и осязательного воплощения и благотворного результата: еврей не хочет признавать такого идеала, который не в силах покорить себе действительность и в ней воплотиться; еврей способен и готов признать самую высочайшую духовную истину, но только с тем, чтобы видеть и ощущать её реальное действие. Он верит в невидимое (ибо всякая вера есть вера в невидимое), но хочет, чтобы это невидимое стало видимым и проявило бы свою силу; он верит в дух, но только в такой, который проникает всё материальное, который пользуется материей как своей оболочкой и своим орудием.

    Владимир Соловьёв. "Еврейство и христианский вопрос"

(Цит. по:) Интернет http://vehi.al.ru/soloviev/solovevr.html

    

    [По мнению Рёнтша]...Отличаясь субьективизмом, как и все Семиты, Израиль был способен если не произвести из себя монотеизм, то хорошо себе усвоить его. Ещё более можно придать значение тому, что Израиль, как семитический народ, не имел эпоса: народ без эпоса мог быть народом священных преданий. Сильная восприимчивость евреев, как народа семитического, и слабость творческой способности, на что указывает поразительное сходство, существующее между семитическими сагами и мифами, делали этот народ способным носителем и проводником Божественных мыслей. Где говорит Бог, там человек должен молчать. Для избранного народа Божия вовсе не требовались богатые дарования духа, не нужна была творческая способность; потому что он должен был скорее слушать слова Бога, нежели сам рассуждать о Нём. Единственное назначение избранного народа состояло в том, чтобы с неизменной твёрдостью сохранять союз с Богом, твёрдо стоять на почве религиозной жизни. Быть славным в других сферах, кроме религии, не входило в его задачу.

    Источник... Проф. Александр Дмитриевич Беляев (1852-1920). "Современное состояние вопроса о значении расовых особенностей семитов, хамитов и иафетитов в деле религиозного развития этих трёх групп народов", 1880, с. 408-409.

   (Цит. по:) Интернет http://www.xpa-spb.ru/libr/Belyaev-AD/s-o-znachenii-rasovyh-osobennostej-2.pdf

[Далее: А.Д. Беляев. "Современное состояние вопроса о значении расовых особенностей семитов, хамитов и иафетитов в деле религиозного развития этих трёх групп народов", 1880, с указ. стр.]

    

    Моисеево законодательство по самой идее своей есть выражение свободного союза между Богом и народом (сноска 16), заключённого как бы между самостоятельными равноправными сторонами на условиях, свободно принимаемых народом,- и этим самым уже показывает разницу этого законодательства от других восточных законодательств, представляющих собой не выражение свободного союза, а прямое повеление божества. Правда, оно носит на себе обще-теократический характер, отличающий восточные законодательства, и слабо разграничивает области права и нравственности,- но это объясняется тем моментом развития, на котором законодательство застало народ. Оно застало его на той ступени развития когда народ обыкновенно ещё не вырабатывает себе самостоятельного мировоззрения, проверенного критически мыслящим умом, даже не вполне сознаёт свою личную самостоятельность, полагает её в полную зависимость от общих высших начал и в них находит объяснение всей своей жизни и бытия. Таким общим началом обыкновенно является как наиболее доступный пониманию принцип религиозный.

    А.П. Лопухин. "Законодательство Моисея. Исследование о семейных, социально-экономических и государственных законах Моисея, с приложением трактата: Суд над Иисусом Христом, рассматриваемый с юридической точки зрения". Спб., типография Ф.Г. Елионского и К*, 1882, введение, с. 2.

    [Далее: А.П. Лопухин. "Законодательство Моисея...", с указ. стр.]

    

    Всматриваясь в историю прошедшего своей национальной жизни, полную дивных откровений и действий Божества, выделившего Израиля в народ избранный из всех народов (Исх. 19, 5; Втор. 7,6 и др.) и сравнивая её с бесцветной историей язычества, имевшего самые грубые понятия о божестве, иудей естественно возмечтал о мнимых своих национальных достоинствах, ради которых будто бы Бог всё это делал для него. Отсюда естественно, что его национальная гордость не могла равнодушно относиться к тем местам св. Писания, в которых заключается, с одной стороны, неблагоприятное что - либо для его национального достоинства, а с другой - снисходительное, благоприятное относительно язычников или вообще неиудеев.

    И. Корсунский. "Иудейское толкование Ветхого Завета". М., типография М.Н. Лаврова и К*, 1882, с. 107-108.

    [Далее: И. Корсунский. "Иудейское толкование Ветхого Завета", с указ. стр.].

    

    Мы не можем согласиться с иудеями, которые убеждены, что происхождение всех традиций Талмуда современно синайскому законодательству, что кроме заповедей, записанных в Пятикнижии, Богом [на Синае] даны были Моисею ещё многие устные заповеди, служившие к разъяснению первых, что это таинственное устное предание, перешедшее от Моисея к Иисусу Навину и его преемникам, со времён законодателя хранилось до заключения его в письмена, что поэтому Талмуд такого же божественного происхождения, как и закон Моисееев.

    Н. Стеллецкий. "Брак у древних евреев". Киев, 1892, с. 8.

    [Далее: Н. Стеллецкий. "Брак у древних евреев", с указ. стр.].

    

    Еврейская нация так привязана к древнему преданию, так упорно сохраняет до сих пор свою национальную особенность, что нет оснований думать, чтобы она когда либо значительно уклонялась от древнего законодательства. Евреи до сих пор считают Талмуд верхом законодательной мудрости и предпочитают его всем новейшим более усовершенствованным и развитым законодательствам; поэтому нет оснований предполагать, что составители Талмуда в сравнительно древнее время иначе отнеслись к Моисееву законодательству. Они могли иначе толковать закон, могли не понимать его возвышенной цели и низводить на степень бездушного формализма (как это было с фарисеями), зато тем крепче могли сохранять отдельные частные постановления, носящие на себе печать древнего предания.

    А.П. Лопухин. "Законодательство Моисея...", с. 22.

    

    От гипотезы о Моисеевом авторстве Пятикнижия отказывается и словарь библейского богословия [Брюссель, 1974, с. XVIII]. О них, как и о других библейских книгах он говорит, что они "могли сложиться только в сравнительно позднюю эпоху, уже после установления монархии Давида".

   …Существовали, правда, отдельные письменные тексты более древнего происхождения, но они либо не дошли до нас, либо были уже позже включены в различные места существующих теперь книг.

    И.А. Крывелев. «Библия», с. 24-25.

    

    Священное писание восходит к древнейшему времени, оно идёт из Шумера, Вавилона, Ашшура и Ура…

    Э. Церен. «Библейские холмы», с. 254.

    

    В большинстве еврейских синагог, по крайней мере со времен раннего Средневековья, имелся чулан или склад, именуемый "гениза". Это древнееврейское слово, имеющее значение "сокрытие" или "погребение". Гениза служила своего рода моргом, где сваливались и скапливались различные ненужные материалы, содержащие письменный текст.

   В течение долгого времени в обычае у евреев было избавляться от истрепавшихся священных книг и свитков. Но поскольку они содержат имена божества, священные "шемот", считалось святотатством просто выбрасывать их и таким образом подвергать возможному осквернению. Гениза признана была служить временным вместилищем для этих материалов. Когда же их скапливалось достаточное количество, материалы с соответствующей религиозной церемонией погребались — часто рядом с могилой мудреца, а иногда и вместе с ним — на еврейском кладбище. Для древних евреев, по утверждению Соломона Шехтера, ученого-раввина, книга была подобна человеку: "Когда отлетает дух, мы прячем тело от глаз человеческих, чтобы избавить его от осквернения. Подобным образом, когда писание истерто временем или выходит из употребления, мы прячем книгу, чтобы сохранить ее от надругательства. Содержание книги отлетает к небесам, как душа". Подобные погребения и по сей день еще совершаются, особенно на Востоке.

   Даже ветхозаветные рукописи вряд ли встретили хороший прием у раввинов, которые были нетерпимы ко всему, что могло бы вступить в противоречие с твердо установленным каноническим текстом, принятым синодом Ямнии (близ Яффы) около 90 г. н. э. Это вполне согласуется с общей практикой евреев, которые в целом выказывали мало почтения к древним рукописям и выбрасывали документы, как только они оказывались достаточно изношенными, приняв меры, разумеется, чтобы обеспечить точную передачу текста. Примеры подобного пренебрежения к древним книгам являл подчас даже сам Шехтер. Говорят, что от его грубого обращения с рукописями генизы библиотекаря Кембриджского университета бросало в дрожь. Поэтому можно хорошо представить себе судьбу кумранских свитков, попади они только в руки ортодоксальных иудеев.

    Лео Дойель. "В поисках Библии. Тайны древних манускриптов", глава "Каирская гениза".(Цит. по:) Интернет

   http://www.e-reading.club/chapter.php/1034556/15/Doyel_-_V_poiskah_Biblii__Tayny_drevnih_manuskriptov.html

    

    ...Многие места дошедшего до нас библейского текста носят следы так называемой неумышленной порчи. Обычно это ошибки переписчиков (error scribae). Древние писцы далеко не всегда были достаточно грамотны, достаточно внимательны и аккуратны. Переписчик мог, например, принять в переписываемом тексте одну букву за другую, графически похожую на первую, а если переписка, как это нередко делалось, шла под диктовку, обмануться сходством по звучанию. Он мог по рассеянности пропустить или наоборот, дважды повторить одну и ту же букву или даже две - три рядом стоящих буквы. Такое особенно часто случалось в начале или в конце слова, как если бы мы, например, вместо "одного города" написали бы "одного рода", или, наоборот, вместо "одного рода" - "одного города". (Описки подобного характера филологи называют гаппографией и диттографией). Вспомним также, что в древних текстах слова часто писались без всяких промежутков. Вследствие этого ошибки могли произойти в результате неправильной группировки букв в слова.

   Бывало, что переписчик по невнимательности пропускал не одну-две буквы, а целое слово или даже несколько слов, целую строку, даже целый стих. И если он потом спохватывался и обнаруживал свою ошибку, то иногда "ничтоже сумняшеся", добавлял пропущенные строки в другом месте. А последующие переписчики этой рукописи, не догадываясь об ошибке, копировали её, таким образом целый стих мог закрепиться на совершенно не свойственном ему месте, что вносило серьёзные затруднения в понимание смысла сразу двух мест: того, из которого данный стих выпал, и того, где он по небрежности писца оказался. Кроме того, вошедшие в Библию произведения ещё в древности неоднократно подвергались переработке и редактированию. Случалось, что рукопись попадала к человеку, который по каким-то соображениям считал нужным прокомментировать текст или добавить несколько слов в пояснение тёмного или сомнительного, по его мнению, места. Эти пояснения, или глоссы, иногда вносились непосредственно в текст, а иногда писались где-нибудь рядом, на полях, но при последующей переписке нередко также переходили в самый текст. Более того, в ранний период редакторы и переписчики "священных писаний" отнюдь не стеснялись вносить в текст изменения, когда считали это нужным и полезным "во славу Яхве". И эти "догматические поправки" могли иногда коренным образом изменить смысл первоначального текста.

    (Автор не указан). "Библия: текст, версии и переводы Ветхого завета". (Цит. по:) Интернет http://oum.chat.ru/bible_transl.html

    

    Веков за шесть до и два столетия по Р. Х. иудейские книжники работали над усовершенствованием традиционной софистики или, лучше, крючкотворства, сваливая в одну кучу всевозможную азиатчину и всякие отбросы греческих учений, а смысл писаний Ветхого Завета часто совершенно извращали и произвольно ставили вверх ногами. Толстая компиляция этой софистики, - плод трудов великого множества книжников, и есть талмуд. Натурально, к услугам редакции, которая, как сказано, имела место спустя два столетия по P. Х., была налицо не только вся классическая древность греков и римлян, а и непосредственно все, что было нового у иудеев, т. е. все, что предъявляла реформаторская попытка Христа. Поэтому, в высшей степени комично, когда евреи воображают, что их талмуд - книга всевозможной учености и мудрости, тогда как на деле эта книга, как кривое зеркало, искажает всякую мудрость, какая только могла дойти до ушей иудейских книжников от других народов и от лучших элементов.

    Евгений Дюринг. «Еврейский вопрос, как вопрос о расовом характере и о его вредоносном влиянии на существование народов, на нравы и культуру». М., Типолитография Товарищества И.Н. Кушнерев и Кº, 1906.

   (Цит.по:) Интернет http://www.hronos.km.ru/libris/lib_d/dyuring00.html

    

    Согласно единогласному преданию всех библейских источников, Моисей умер ещё до вторжения израильского народа в Ханаан. Лишь после его смерти израильские колена начали готовиться к переправе через Иордан и к завоеванию важнейшей части "обетованной земли".

    «История еврейского народа», том I, с. 176.

    

    ...Библия называет пять ориентиров, касающихся места, где похоронен Моисей (Второзаконие 34:1-7) равнина Мааб, гора Небо (в горной цепи Абарим), пик Писгах, Бет-пеор и Хешбон. Обещанная земля за Иорданом специально оставлена для детей Израилевых, а не для других евреев (Числа 27:12). Если возможно найти места, упомянутые в текстах, станет ясно истинное расположение Обещанной Земли.

    Буквальное значение "Бет-пеор" - "разворачивающееся место", что может относиться к долине, которая открывается взору. Река Джелум на севере Кашмира называется на фарси (персидском) Бехат, а маленький городок Бандипур в том месте, где долина реки Джелум выходит на просторы озера Вулар, раньше назывался Бехат-пуур. Казалось бы, что Бет-пеор сначала стал Бехат-пууром, а затем Бандипуром в районе Сопоур в 70 км к северу от Шринагара, столицы Кашмира.

   В 20 километрах к северо-востоку от Бандипура лежит маленькая деревушка Хасба (или Хасбал). Это библейский Хешбон (Второзаконие 4:46), который упоминается в связи с Бет-пеором и Писгахом (Второзаконие 34:4-6).

   На машине можно добраться не дальше деревни Ахам-Шариф, около 12 километров от Бандипура. Отсюда пешком по единственной дороге до небольшой деревеньки Бут у подножия горы Небо, взбираясь по склону около часа по едва заметной тропинке...

   Вали риши - это официальный хранитель могилы. Он приводит посетителей к месту возле деревни, где в саду есть небольшая гробница-могила мусульманской святой отшельницы Санг Биби и двух её последователей. За этим небольшим деревянным зданием стоит каменное надгробие около метра высотой, почти полностью скрытое травой - это и есть могильный камень Моисея. Вали риши объясняет, что риши почтительно ухаживали за могилой уже более 2700 лет. Всё соответствует преданию...

   И по соседству, и в других местах Кашмира есть места с библейскими названиями, а одно или два называются Мукам-и-Муса, "Место Моисея".

   ...В Бибихаре, к югу от Шринагара, есть место на берегу реки, его до сих пор упоминают как "место омовения Моисея, и там же есть волшебный камень, называемый Ка-Ка-Бал или Санг-и-Муса ("Камень Моисея"). Согласно легенде, камень (весом около 70 кг) способен приподняться и висеть в метре над землёй, если одиннадцать человек прикоснутся к нему одним пальцем, повторяя магический звук: "Ка-ка, ка-ка"... Число одиннадцать представляет племена Израиля.

   Другое место, названное в честь Моисея, находится возле Аут Ватту ("Восемь дорог") в районе Хандвара. Скалы у слияния рек Джелум и Синд (это не Инд) возле Шарипура к северу от Шрингара называются Кохна-и-Муса, "Краеугольный камень Моисея". Верят, что Моисей сидел, опираясь на эти скалы.

   Также говорят, что он отдыхал у Аят-и-Маула (или Аитмул, "Знак Бога"), в трёх км к северу от Бандипура.

    Холджер Керстен. "Иисус жил в Индии. Его неизвестная жизнь до и после распятия".

(Цит. по:) Интернет http://www.philosophi.ru/library/kersten/jesus_ind.htm

    

    

Продолжение - Часть IV (см. Дополнение III.)


    

    

    

    

    



     1. Имя Моисея (Моше, Мосе, Месу) соответствует египетскому слову "сын", рожденный. Обычно у египтян это слово входило в составные имена: Тот–мессу, (Тутмос), Ра-месу (Рамсес), где первой частью было имя божества.

     2. Израильтяне восприняли стихийные бедствия – эпидемию и эпизоотию как "казни", которые Ягве наслал на египтян за их жестокость... Гекатей Абдорский (IV век до н.э.) так описывал эти события: "Однажды, когда в Египте свирепствовал мор, народ приписал этот бич гневу богов за то будто бы, что многие чужестранные народы, жившие в то время в Египте, вносили в культ и жертвоприношения египтян странные обычаи".

     3. Херемон, александриец, принадлежал к касте жрецов, но в то же время усвоил себе в совершенстве греческое образование и приобрёл известность как философ-стоик. Он жил в первом веке по Р. Хр., стоял во главе александрийской библиотеки и был некоторое время наставником Нерона.

     4. Синай является одной из вершин горного массива Хореба (Хорива). Какая из этих вершин была в древности священной горой, точно не установлено.Однако большинство исследователей склонно считать, что таковой была вершина Джабель-Сербал. Само название горы (происходящее от имени вавилонского лунного бога Сима) свидетельствует в пользу того, что Синай был издревле священным у окружавших его народов.

     5. Э. Ренан. «История израильского народа», том I, с. 87.

     6. Уже за несколько веков до новой эры возникла легенда, согласно которой Пятикнижие все целиком было написано одним лишь Моисеем. Справедливость этого мнения не оспаривалась и христианами… …Легенда о том, что Моисей написал все Пятикнижие, была подвергнута сомнению еще в Средние века талмудистом Ибн-Эзрой (XII век), который изложил свои соображения в зашифрованном виде. (См. Э. Светлов. «Магизм и единобожие», Приложение № 3, с. 492).

     7. Впоследствии легенда придала Скинии несколько идеализированный вид, снабдив ее множеством золотых украшений и штатом служителей.

     8. И.Флавий (Археология) называет херувимов "крылатыми животными". Подобные существа известны в Ассирии под именем "шеду" и сходны с египетскими крылатыми сфинксами.

     9. Не предполагая появления огня от Господа, они принесли огонь извне скинии для каждения, чего не велел им Моисей, посему охватил их выступивший огонь Божий. Не без основания замечает Талмуд (Синед.52а), что они поражены были как бы электрической искрою, так как вст.5 сказано: "и вынесли их в хитонах их", следовательно огонь не затронул и одеяния их. Из того же, что за рассказом об этом следует запрещение священникам под страхом смерти пить вина и сикера перед входом своим в шатер откровения (ст.9), полагают, что Наддав и Авигу совершили этот поступок в нетрезвом состоянии. Комментарий О.Н. Штейнберга к Пятикнижию Моисееву (кн. «Левит»). Вильна, типография И.И. Пирожкова, б/г, с.22. Репринт: Нью-Йорк, издание «Фонда призыва к совести», 1977.

     10. Исход 27. 1; Иов 3. 8; Пс 103. 26.

     11. Числ 21. 4-9; 3 Цар 18.4. Это одно из самых неясных мест Пятикнижия. Согласно верованиям израильтян, пустыню населяли «серафимы» и «нехушсераф», т.е. огненные змеи. По мнению одних авторов, так называли змей ядовитых, укус которых вызывал сильное воспаление. Другие полагают, что под огненными змеями предание разумеет молнии, а медный змей был своего рода громоотводом. Впоследствии образ огненного змея слился с образом летающего змея (Исайя 14.29; 30,6), а с другой стороны – с образом духа серафима (Исайя 6.2). Очевидно, медный змей, воздвигнутый Моисеем, был не просто змеей, а изображал подобное летающее существо…

    
12. Кадеш – большой оазис в пустыне.

    
13. Город находился на пути от Иерусалима к Яффе (Раскопки были начаты в 1902 году и продолжались 7 лет).

    
14. …дети почти все новорождённые младенцы, лишь двое из них имеют вид пяти-шести летних (см. «История еврейского народа» , т.I, с. 97).

    
15. Судя по тому, как эти трупы вдавлены в сосуды, надо предположить, что новорожденных насильственно лишали жизни, вероятнее всего, посредством удушения…(см. там же).

    
16. Исх. XIX, 8 и др.

    

    

 



Сайт управляется системой uCoz
Яндекс.Метрика